среда, 13 декабря 2017 г.

Кубань простилась с Виктором Чумаченко, исследователем творчества Ф.Щербины и В.Мовы

5 декабря на 62-м году жизни скоропостижно скончался известный кубанский литературовед Виктор Чумаченко. Он был профессором, кандидатом филологических наук, книговедом, историком казачьей культуры. Чумаченко вернул родине позабытого кубанского казачьего классика Василия Мову, уроженца хутора Сладкий Лиман. Много лет Виктор Кириллович посвятил изучению наследия нашего знаменитого земляка, кубанского казачьего классика Фёдора Щербины. Разыскал его заброшенную могилу в Праге. Там, на памятнике, высечена эпитафия: «Вщерть добром налите сердце ввик не прохолоне» («Доверху добром налитое сердце вовек не остынет»). Этими же словами из стихов Кобзаря вспоминают и Чумаченко, учёного, публициста, поэта и просто хорошего человека. Здесь вы можете прочесть статью С.Лазебной о нём, опубликованную в последнем номере газеты «Аргументы и факты».
МИССИЯ ВОИНА СВЕТА. Кубань простилась с Виктором Чумаченко
«Ни о чем не жалею…»
Для современников он навсегда останется примером и загадкой. Как? Как мальчик из глухой станицы, из простой семьи необразованной, многодетной семьи стал… не просто учёным – светилом? А он достиг всего сам. Мальчиком, по ночам читая с фонариком книги. Студентом, пропадая днями в библиотеках, архивах… Станичный мальчик стал профессором. Ему сулила блестящая карьера в Москве, но он вернулся. Не мог далеко жить от родной станицы.

«Меня пригласили попробовать свои силы в журналистике сразу три издания: «Литературная газета», «Известия» и журнал «Молодая гвардия». Но… никто из них не собирался решать за меня вопрос о прописке, без которой тогда на работу не брали. И выход был один ‒ срочно жениться. А мне он показался каким-то очень нечестным. Однако уезжать далеко от Москвы было не резон, ибо надо было «пасти» свою очередь на защиту диссертации в Институте мировой литературы. Вот почему, как только узнал, что есть место преподавателя в техникуме на границе Московской и Тверской областей, то согласился немедленно. А еще через несколько лет с дипломом кандидата наук вполне добровольно и сознательно вернулся в Краснодар. Ведь уезжал, казалось, навсегда, но вернулся, и ни о чем не жалею. Оглядываясь в прошлое, теперь понимаю, что просто обречен был на возвращение домой. И какие только соблазнительные варианты судьба не посылала, я ни за один из них по-серьёзному так и не ухватился...», ‒ вспоминал Виктор Кириллович.
Он не раз давал «АиФ-Юг» интервью. Одна из бесед посвящена была предновогодней суете, рождественским праздникам и корпоративам.
«К сожалению, ‒ сказал он, ‒ возрождая утраченные традиции, мы забыли одну, пожалуй, самую важную ‒ традицию дарить праздник самым несчастным и обездоленным. И это не только одинокие старики. Помощи ждут и вовсе бездомные люди, обитатели детских домов, хосписов, а также тюрем. Нуждаются в чуде выброшенные на улицу животные, редкие сегодня в городе птицы и белки, для которых стоит приберечь нехитрое новогоднее угощение. Есть одна традиция, которую я подсмотрел за рубежом и которую неплохо бы ввести у нас. В дни радостных праздников и грустных дат во многих христианских странах принято отказываться от цветов и подарков, а вместо этого друзьям и знакомым предлагается перевести небольшую сумму на счет реально действующих благотворительных организаций. Цветы скоро завянут, ненужные безделушки перекочуют в мусорное ведро, а проявленное добро останется в вашей душе навсегда».
В этом он весь – жил категориями добра и разума, не выгодами и наживы…
Его невеста
«Вся жизнь его была отдана книге. Он жил ради книг, и останется жить в книгах, ‒ говорит Игорь Васильев, историк, писатель. ‒ И, что самое важное, он как никто другой способствовал новому рождению уже, казалось бы, прочно забытых книг. Он был непревзойденным знатоком печатных первоисточников». Мы писали о том, как, например, Чумаченко вернул родине позабытого кубанского казачьего классика Василия Мову.
«…Знаете, моё общение с мовиным наследством находится на таком интересном этапе, когда его рукописи уже сами ищут меня, а не я их. Года четыре назад я получил из Крыма письмо от школьницы Киры Тарасовой, которая задала мне вопрос: писал ли Мова свои сочинения на гербовой бумаге с водяными вензелями «МВ»? Оказалось, среди бумаг покойной тети девочка нашла 80-страничную рукопись стихов и поэм неизвестного поэта. Вскоре мне довелось убедиться, что это не просто Василь Мова, а самая ранняя его рабочая тетрадь, в которой он писал, редактировал и стилистически оттачивал свои произведения. Помимо известных, в ней оказались и неопубликованные юношеские произведения, которые он сочинял студентом. Это стихотворение «Русалка», неоконченная поэма «Черноморка» и черновой перевод одной из песен «Слова о полку Игореве». Не рукопись, а настоящий пир для текстологов и историков!», ‒ писал он.
«Вся квартира его была библиотекой. Книги всюду. На полках, в коробках, ‒ говорит Наталья Ломосова, старший научный сотрудник литературного музея Кубани. ‒ В молодости он кочевал по съёмным квартирам, и всегда перевозил книги с собой – многие тома, из города в город. Очень бережно относился. Все деньги на книги тратил. Покупал, выписывал… В том числе редкие, антикварные. Уникальную библиотеку собрал, лучшую в Краснодаре. Огромную – легко растеряться. Но у Виктора Кирилловича все было систематизировано. Он точно знал, где какая… Над ним с молодости подшучивали: «Ваша невеста – кубанская литература?». Так и было. Он был настолько вовлечён в работу, стал специалистом такого масштаба, уровня и ранга, каких больше нет, и вряд ли будет…».
У Небесну Січ
Для многих открытие, что Виктор Чумаченко – еще и поэт! Поэт, да. Он печатался в молодости. А потом этот свой талант не афишировал. Но накануне смерти говорил: «Стихи пошли… я столько пишу! Подумал даже: может издать? Но стихи тяжелые, грустные…».
Лариса Новосельская, глава представительства Союза российских писателей по Краснодарскому краю, говорит, что задумка об издании книги стихов обсуждалась. И если бы не... «В своём последнем публичном интервью (АиФ-Юг) Виктор Кириллович сказал, что интеллигенция перестала быть совестью нации. Что время, когда моральные авторитеты на что-то влияли, закончилось. Обсуждая эту тему по телефону, мы с ним почему-то вспомнили графа Монте Кристо с его идеей благородной мести, Толстого с непротивлением злу насилием, поспорили, пошутили (он был легким, ироничным человеком) и… так и не встретились, чтобы обсудить детали его вступления в сообщество единомышленников ‒ Союз российских писателей. И вот сегодня, когда пришла, как пишут на сайтах украинские учёные ‒ коллеги Чумаченко, «сумна звістка з Кубані», мне подумалось, что самим своим уходом «у Небесну Січ» Виктор ответил сам себе: для жизнедеятельности нормального человеческого общества люди умные, образованные, совестливые, ‒ так называемые моральные авторитеты ‒ необходимы, как воздух! Потому что в их отсутствии культурный ландшафт города, края, страны, становится все безрадостнее и ровнее, а тьма сгущается. Профессор Чумаченко был историком, публицистом, педагогом, библиофилом, коллекционером раритетов, поэтом – всего и не перечислишь. Но, простодушный, как голубь и мудрый, как змей, он был не просто интеллигентом, он был воином Света со всеми вытекающими из этой миссии последствиями и обязанностями. Выполнял которые честно и мужественно».
Он очень любил свою станицу Ахметовскую. Сегодня, к сожалению, почти вымершую. Друзья советовали показаться врачам. Но он не слушал. Планов громадье… Готовил публикацию о загадке смерти казачьего политика Николая Рябовола... Даже в Ахметовскую этой осенью, как собирался, он не съездил. Не успел. Но там его и похоронили. Как он хотел…
Ирина Горлова, директор Южного филиала Института Наследия рассказала о том, самом последнем его дне: «Трудолюбивый, ответственный, он не пришел на работу, на звонки не отвечал. Виктора Кирилловича не стало ночью, 5 декабря. Смерть застала его за работой, сидящим перед компьютером».
В пророческом стихотворении Виктора Чумаченко есть такие строки:
Птица вскричит и умолкнет в далёком бору,
Крик этот дивный я в вечность с собой заберу.
Нам осталось его наследие… Важно не потерять. «Виктор Кириллович был из разряда ученых-отличников, ‒ говорит Виталий Бондарь, государственный эксперт, кандидат исторических наук. ‒ Человек знаний энциклопедических. Литературовед, знаток русского и украинского… Его личный архив, библиотека – труд, интеллектуальные накопления многих десятилетий. Было бы разумно создать при Госархиве персональный фонд выдающегося деятеля культуры В.К Чумаченко».
   Светлана Лазебная

Источник: Лазебная, С.  Миссия воина Света: Кубань простилась с Виктором Чумаченко, профессором, посвятившим свою жизнь исследованиям жизни и творчества Ф.Щербины, В.Мовы и других кубанских писателей / С. Лазебная // Аргументы и факты. Юг. - 2017. - 13-19 дек. - С. 24. 

Комментариев нет: