вторник, 6 мая 2014 г.

Стихи каневских поэтов о Великой Отечественной войне и её героях


ПО ПОГИБШИМ - КОЛОКОЛЬНЫЙ ЗВОН,  А ЖИВУЩИМ -  СОЛНЦЕ НА ПЛАНЕТЕ…

Здесь вы можете прочесть стихи наших каневских авторов, чьё детство пришлось на нелёгкие военные и послевоенные годы. Они многое повидали и пережили: кто пятилетним мальчиком в оккупацию прятался от немцев в подвале (Овчаренко В.И.), кто уже после войны один на один встретился со снарядом, лежащим на пашне и готовым в любой момент взорваться (В.Лукьянов). Стихотворение В.Тощева так и называется "Исповедь детства". А вот Гроздова (Амосова) Эльвира, долгое время работая в библиотеке, много общалась с теми, кто сражался на фронтах войны, кому повезло остаться в живых после фашистских концлагерей. Она посвятила своим героям стихи, строки из которых вы видите в заголовке.

ОБЕЛИСКИ (Амосова Эльвира)
Обелиски, обелиски...
Что ты сделала война..?
Имена погибших списки
Помнить будет вся страна.

Обелиски, обелиски...
Чья-то мать пришла весной
И склонилась низко-низко,
И шепнула: «Мой родной!».

Обелиски, обелиски...
Шепчет ветер в ветках ивы
О сынах Новороссийска,
Что погибли молодыми.

Обелиски, обелиски...
Хлебный колос здесь растёт
И луна печальным диском
В караул ночной встаёт

Обелиски, обелиски...
Оборвалась чья-то жизнь
В украинском селе Плиски
И в литовском Пирчупис.

Обелиски, обелиски...
Наша память, наша грусть.
Имена погибших списки
Помнить будем наизусть.
Источник: Амосова Эльвира. Обелиски : стихи// Каневчане. – 2012. - №10. – С. 85.

ДЕТСТВО, ОПАЛЕННОЕ ВОЙНОЙ  (Амосова Эльвира)
Владиславу Петрикову, узнику фашистских лагерей, посвящается

Детство, опаленное войной,
Сожжено, расстреляно, убито
И оплакано печальною страной,
Узниками это не забыто.
Не забыт Майданек и Дахау,
Бухенвальд, Освенцим и Треблинка,
Строгая, безжалостная фрау
Избивала плеткой и дубинкой.
За колючкой плакали в Штутгофе
Русские, поляки и евреи.
Газовые камеры для крохи
Открывали нелюди и звери.
Саласпилс, Грос-Розен, Равенсбрюк,
Проволока - жесткая ограда,
По какому праву столько мук?..
По какому праву пекло ада?..
Детство, опаленное войной,
Слезное, голодное, босое...
Господи, а есть ли кто живой?
Разве можно пережить такое?
Беззащитны дети на войне,
Там концлагерь, пытки, душегубки,
Детство возвращается во сне
Выжившим в кошмарной мясорубке.
За колючей проволокой стон,
За колючей проволокой дети.
По погибшим - колокольный звон,
А живущим - солнце не планете…
 Источник: Амосова Эльвира. Детство, опаленное войной : стихи, посвящённые
Владиславу Петрикову, узнику фашистских лагерей //Каневчане. – 2012. - №10. – С. 85.
А ПОД ПИРЯТИНЫМ ГРЕМЕЛ ЖЕСТОКИЙ БОЙ
                      Гроздова (Амосова) Эльвира
 Герою Советского Союза Ивану Колованову посвящается

Промчалось время, словно ветер в поле.
В невидимую даль ушли друзья.
А сердце так сжимается от боли
В День памяти у Вечного огня.

Узбек, казах, эстонец и еврей
Сплели венок из фронтового братства.
Им за свободу Родины своей
Пришлось с врагом коварным вместе драться.

А чтоб казаться старше и взрослей,
Усы носили — просто загляденье!
И на Полтавщине под грохот батарей
Врага внезапно брали в окруженье.

А под Пирятиным гремел жестокий бой.
Земля стонала и свистели пули.
А Вы, комбат, веселый, молодой,
К Звезде Героя сквозь огонь шагнули.

Ценой здоровья Родину спасали,
И батальон мужал у круч Днепра,
«Иваном русским» немцы Вас прозвали,
А мать с рожденья Ваней назвала.

Вам не забыть дороги фронтовые,
И тишину рассвета под Бресслау.
Отметины остались боевые.
Звезда Героя — это Ваша слава.
Источник: Гроздова Э. А под Пирятиным гремел жестокий бой : стихи // Каневские зори. – 1999. – 23 февраля.

Посвящение Марии Копленковой, военном железнодорожнике времён Великой Отечественной войны  (Гроздова Эльвира)

Мария Николаевна! Не плачьте!
Ведь молодость былую не вернуть.
Простите тех, кто любит посудачить
И словом едким иногда кольнуть.

«Какие, мол, из девушек солдатки
И много ли они навоевали..?
Но вы ответьте им предельно кратко:
«Нам не за глазки ордена давали».

Мария Николаевна, а где-то
На тихом полустаночке ковыль
Седой в тумане хмурого рассвета
Военную поведает всем быль.

Мария Николаевна. Вы помните
Своих друзей и мертвых, и живых.
Мы первый тост поднимем в вашей комнате
За смелость на дорогах  фронтовых.

Источник:  Гроздова Эльвира. Посвящение Марии Копленковой, военном железнодорожнике времён Великой Отечественной войны : стихи // Каневчане. – 1998. - №5. – С. 60.


         ИСПОВЕДЬ ДЕТСТВА  (В.Тощев)


Кто сказал, что бесследно прошли времена?
Наше прошлое - наше наследство.
Я из тех, у кого беспощадно
Война отняла сны и радости детства.

Будем к прошлому все же честны и строги:
Нас, как многих, война не сгубила –
Провела через Дантова ада круги
И кошмары военного тыла.

Те кошмары прошли - надо ль их вспоминать?
Да и помнится, в обшем, немножко:
Согревая меня, тихо молится мать,
Да гнилая на ужин картошка...

Кто сказал, что по тылу не шла круговерть?
Я в такое поверю едва ли.
И по фронту гуляла несытая смерть,
И в тылу ее часто видали.

Не напрасно живет о Победе молва
В ней спрессованы боли и беды.
Общей кровью писали мы эти слова –
«Все - для фронта, и все - для Победы!»

Источник: Тощев В. Исповедь детства: стихи // Каневские зори.
 
ВЕТЕРАНЫ ВОЙНЫ (Акопов Джон)

Ветераны войны, ветераны Победы,
Ветераны труда, что под стать был войне.
Как же так, что не радость, а новые беды
Стали вашей судьбой в победившей стране.
В той стране, за которую кровь проливали.
Все проблемы которой несли на плечах.
Вас в бараки чиновники тихо собрали.
Где сгораете, как в крематорных печах.
Как на фронте Вас косит людское бездушье.
Стала немощь обузой стране и родным.
Позабытые всеми, невинные души.
Молча в небо уходят сквозь пепел и дым.
За судьбу Вашу кто перед Богом в ответе?!
Я не знаю. Но суд свой гражданский верша.
Вижу как догорают с людскими телами
Наша общая совесть, и честь, и душа.
                                                                       2009 год
Источник: Акопов Д.С. Ветераны войны…: стихи // С любовью к жизни : избранное. – Майкоп: Полиграф-Юг, 2009. – С. 222.
  
  СНАРЯД (Лукьянов В.)
Горчащим утренним настоем
Весенний воздух напоен.
Все дышит миром и покоем.
И вдруг — стою ошеломлен!

Размыт дождем, на рыхлой пашне
Под солнцем ржавый греет бок,
Тяжелый, как кошмар вчерашний,
Снаряд... Почти у самых ног.

Лежит, приткнувшись, молчаливо
Среди холодной тишины,
И кажется ручьи пугливо
Бегут от идола войны.

Пред ним валились на колени,
Теперь, повержен сам во прах,
Он болью прошлых потрясений
Внушает снова боль и страх.

Когда неистов и всеяден
Вокруг ревел сплошной огонь,
Он был свиреп и беспощаден,
Но и сейчас, попробуй — тронь...

Убьет! Слепым осколком ранит.
Ему, без горя, все равно.
Лежит на бывшем поле брани,
Как ядовитое зерно.

Земля о нем забыть хотела
Во тьму и недра погрузя.
А он в ее зарывшись тело,
Все годы часа ждал, грозя.

Чтобы однажды синь рассвета
Внезапным громом разметать.
Чтобы опять с рыданьем где-то
Заголосила чья-то мать.

И вот, глазам своим не веря,
Стою в сердцах его кляня.
Стою, как будто встретил зверя.
Который выследил меня.

Хотя путей кругом немало,
Его и мой — вот здесь сошлись!
Тупой ублюдок из металла —
Он знает смерть, я — верю в жизнь!

...Всех любопытных ветром сдуло.
Снаряд в овраге так рванул,
Что аж за лесом громыхнуло
И, грянув, прокатился, гул.

Вздохнул сапер: «Да-а, было б дело,
По склону мокрому скользя, —
Земля быть может и хотела
Забыть о прошлом — нам нельзя!»

Я очень верю в жизнь без воен.
Мир для того и был спасен,
Чтобы, прозрачен и спокоен,
Весной был воздух напоен.

Источник: Лукьянов В. Снаряд // Четыре времени жизни : лирика. – Каневская, 1994. – С. 27.

АВТОГРАФ  (Валерий Лукьянов)

Автографов много на свете,
Но есть среди прочих один,
Который хранит на примете
Поверженный нами Берлин.
Весна сорок пятого года -
Умолк орудийный раскат.
Победное знамя похода
Поднял над рейхстагом солдат.
Он был молодым, конопатым -
Пилотка к затылку сползла -
Но был он великим солдатом,
Весь мир заслонившим от зла!
Он дрался на суше и море,
И жизни своей не жалел,
Он видел страданье и горе,
Был ранен, но все-таки цел.
За ним необъятные дали
В руинах, пожарах, крови.
На солнце сияли медали,
Как символ народной любви!
На стенах рейхстага в Берлине
Автограф оставил солдат -
И память об этом доныне
Народы планеты хранят.

           ОБЕЛИСК
Полыхают полевые маки
Негасимым факельным огнем,
А под ними, после той атаки,
Спят солдаты непробудным сном.
Каждую весну краснеют склоны.
И невольно кажутся вдали
На кургане алые бутоны
Жаркими кровинками земли.

Источник: Лукьянов, Валерий.  50-летию Победы посвящается [Текст] : стихи «Обелиск», «Автографов много на свете» / Валерий Лукьянов // Каневчане. - 1995. - №1. - С. 21.

 ЭТО СТРАШНОЕ СЛОВО «ВОЙНА» (ОВЧАРЕНКО В.И.)

Я родился в кубанской станице
В предвоенный тридцать седьмой.
На востоке алела зарница,
А на западе пахло войной.

Я увидел войну как-то сразу.
На дворе стоял сорок второй.
Немцы взяли станицу разом,
А бои прошли стороной.

Во дворе появились солдаты,
Лопоча на чужом языке.
Они выгнали нас из хаты
Без имущества, налегке.

Мы ушли в земляную яму,
Потеснив овощные тары.
Я плакал, уткнувшись в маму,
А бабушка мастерила нары.

Там в подвале в те трудные годы
Было даже уютно у нас.
Несмотря на любые невзгоды,
У бабули гудел керогаз.

На нарах мы ночью спали.
Кормились за счёт овощей.
Свиным салом их заправляли
И не было в мире еды вкусней.

В сорок третьем немцев прогнали,
Бои где-то рядом прошли.
К хате много машин подогнали,
На носилках бойцов принесли.

Они жалобно все стонали
И надрывно просили пить,
Санитарочки их утешали
И просили ещё потерпеть.

Вот такая война мне досталась,
Ранив душу мне до основ.
В моей памяти детской остались
На всю жизнь и бинты, и кровь.
       Овчаренко В.И.
Источник: Овчаренко, В.И.  Это страшное слово "война" [Текст] : стихи с детскими впечатлениями о страшных военных годах оккупации / В.И. Овчаренко // Каневские зори. - 2011. - 14 мая. - С. 11.

Комментариев нет: