пятница, 21 августа 2015 г.

И пусть поколения знают (стихи новоминских поэтов посвящаются 70-летию Победы)

В дни, когда вся страна готовилась встретить дорогой всем нам юбилей – 70-летие Победы, Центральная новоминская библиотека подготовила сборник стихов местных авторов, души которых не могли не откликнуться на это событие и всё, что с ним связано. В этот сборник вошли стихи Екатерины Гранат, Светланы Шемчук, Светланы Грановой Николая Марьевского. Они посвятили эти стихи всем трём тысячам своих земляков, которые в годы Великой Отечественной войны защищали свободу и независимость нашей Родины. Полторы тысячи новоминчан остались лежать на полях сражений на всём протяжении боёв от Кавказских гор до Берлина. И эти поэтические строки будут небольшим вкладом в сохранении их светлой памяти.

Светлана Гранова
               ***
Нет, не окончена война,
Пока не названы безвестных имена.
Пока в земле еще лежат осколки, мины
И стоны в космосе звучат безвинных...
В лесах еще воронки сохранились.
Кресты же памяти порою покосились.
Высокою травою заросли могилы,
И я спрошу себя, а мы бы так смогли бы?
И в дождь, и в зной, и в жгучие морозы
И страх, и боль, и голод превозмочь.
Солдат войны, кто видел твои слезы?
Ты гнал их, как фашистов, прочь.
И мысль мне скорбная пришла одна,
Как ветеранов беспокоят раны.
Пока не названы безвестных имена,
Нет, не окончена война…

Екатерина Гранат
                             
                    22 июня 1941г.

Тишину рассвета оборвала
Ярость взрывов, дыма пелена,
Как чума фашистская вползала,
Чёрной гидрой к нам в страну война.
Закипела ярость человечества,
Родина на смертный бой зовёт,
За родимый дом и за Отечество,
За свободу, веру и народ!
Русский дух в годину лихолетья
Враг не смог сломить и растоптать,
Этот день - он первый шаг в бессмертье,
Славе русской на века сиять!
Мы грустим, о павших вспоминая,
Видим зарево дорог тех фронтовых,
Ведь сердца героев догорая,
Возродятся в памяти живых.

                             21 июня 2011г.
   
Этот день победный

Май цветами землю разукрасил,
Как художник кистью свой мольберт,
Все деревья и кусты покрасил
В белоснежно – изумрудный цвет.
Вновь, который год, к нам в дверь стучится
День, который порохом пропах.
Со слезами, с радостью на лицах,
С россыпью алмазов на цветах.
Поредевшим строем ветераны
На парад победный свой пришли,
Русский дух непокоренный, славный
С блеском орденов нам принесли.
И бои давно уж отгремели,
Только вы на боевом посту
И во сне вы все в своих шинелях,
Вновь берете штурмом высоту!
Вы прошли сквозь ад, разрывы, пламя,
Осенив себя крестом святым,
 И в боях простреленное знамя
Отдаете в руки молодым.
Фейерверк салюта в небе синем,
И погибшие на нас глядят
Звездочками красными России
С обелисков, где они горят!
                                                                                     
             5апреля 2006г.

  Памяти моего земляка Героя Советского Союза
                                                          Алексея Гусько посвящаю        
          Бессмертие

Воет злобное эхо атаки,
Ты к орудью рванулся с земли,
Догорали фашистские танки,
А тебя без сознанья нашли.
Смерть прервала полёт соколиный,
Жизнь угасла в горящих глазах,
Вздох последний, как пух тополиный,
Белым ангелом взмыл в небесах.
И застыл, наших рук ты созданье,
Стал опорой тебе пьедестал,
Как былинный герой из сказанья,
На защиту станичников встал.
Мы на праздник тебя покрываем
Многоцветьем цветов полевых
И лавровый венок украшаем
Огоньками колосьев живых.
Мирно спать твои будут потомки,
И замедлить нельзя жизни ход,
С соловьиною песнею звонкой
Землякам ты подаришь восход.
  Над далёкой словацкой сторонкой
  Снова мирное солнце встаёт,
  О кубанском парнишке девчонка
  Благодарную песню поёт.
На чужбину, где снег и пороша,
Из России летит самолёт
И застывшему в камне Алёше
Материнский поклон низкий шлёт.
Сколько вас, сыновей наших, близких
Разметала по свету война…
Бьются ваши сердца – обелиски
И как, звёзды, горят имена.
  И в минуту молчанья знамена
  Грустным облаком лягут у ног,
  Помнит Родина-мать поимённо
  Всех, кто эти знамёна сберёг!
                                                  
                        Апрель 2004г.

Николай Марьевский
                Баллада о герое

На войне тяжелый труд,
Но скоро ей конец.
Вокруг сады вовсю цветут,
О доме думает боец.
А на войне, который раз,
Получен экстренный приказ:
Занять срочно оборону
И разбить врага колонну.
Расчет расставлен по местам
И бьет по черным тем крестам.
Танки прут как на парад,
В них выпущен еще снаряд.
Горит один, за ним другой
Идет смертельный страшный бой.
Машины вражии не в счет.
Редеет на глазах расчет…
Ввязавшись в бой, фашист не рад,
Снаряд, еще один снаряд.
Осколки сыпят, словно град,
Снаряд, еще один снаряд.
Взрыв раздался рядом вдруг,
Не остался никто в живых вокруг.
И гибнут те, с кем брать Берлин,
Остался он совсем один.
Снаряд, еще один снаряд.
И за себя и за ребят.
Одежда прожжена до дыр
Один остался командир.
Течет по лицу его кровь.
А он стреляет вновь и вновь…
Погибли все, один он цел,
Разбит в миг пушечный прицел.
Фашисты прут, хлебнувши водки,
Бьет сержант с прямой наводки.
Снаряд, еще  один снаряд.
Не видя, бьем их наугад.
Уж солнце клонится в закат,-
Снаряд. Еще один снаряд…
Пробит комсомольский билет.
А помощи все нет и нет…
За восемь танков в том бою
Отдали парни жизнь свою.
Сам комбат из поля боя
Нес погибшего героя.
Вдвойне тяжела его ноша, -
Как сын для него был Алеша.
Сколько  прошел он с ним дорог,
А вот сегодня не уберег…
В той могиле скромной, братской
На земле чехословацкой
В чужой земле еще сырой
Он похоронен. Как герой!

         Последний бой

Был смертный бой, земля пылала
Горела зеленевшая трава,
Был  друг и на глазах не стало…
Где гневные сыскать слова?!
Здесь было все страшнее ада,
Смерть не жалела ни сына, ни отца
И много ли солдату надо,
Всего-то девять грамм свинца.
Солдата кровь рекой лилась.
И от снарядов плавился металл.
И как войны неимоверной связь,
Солдат живой был - мертвый стал…
Страшный бой, кромешный ад,
Все задохнулось в копоти войны,
И била пуля жертву наугад, -
Как не сравнить все с адом сатаны.
Глаза закрыл, наверно бог,
Иль просто вовсе стал слепой,
Коль он предотвратить не смог
Неимоверно тот жестокий бой.
Чтоб землю нашу не топтала
Фашиста злостного нога,
Солдат, чтоб не было бы мало
Обрушил все на голову врага.
Последний бой и умирать не надо
Тебе растить еще своих ребят,
Таща с норы ненавистного гада,
Добив врага, иди домой солдат.
Тебе земля чужая не нужна.
Свою сполна полил ты кровью.
В жестокой схватке выжила она.
Люби ее сыновней любовью.
Врагу ты преподал урок
Простой советский человек.
Он заречется лезть к нам впредь
Навек зарекся он - не сметь!

Светлана Ильинична Шемчук
      Воспоминание о параде

Мы с дядей родным пришли на парад
Победы семьдесят лет встречаем.
Мой дядя ‒ герой и он очень рад,
Что мы его все поздравляем.
В честь праздника рюмку выпил до дна,
Когда выходил он из дома,
Сказал: «Я дойду, хоть нога и одна
хочу видеть друзей и знакомых.
93 года мне, а я все живу.
Был ранен в бою и контужен.
Я помню войну ‒ не во сне – наяву
И праздник Победы мне нужен.
70 лет его жду каждый год,
В этот день всех друзей вспоминаю.
Тех, кто жив и тех, кто уже не придет
На площадь девятого  мая».
«Не плачь, дядя, здоровье свое береги.
Болит?». ‒  «Я  не чувствую боли.
Только чешется палец правой ноги,
Той, что осталась  в поле.
Ту ногу раньше меня нашли,
Она рядом со мной валялась.
Сапог был приметный, меня спасли
У воронки, где бомба взорвалась.
Слава Богу, жив и руки при мне,
Потерял в бою только ногу.
А так, можно жить и работать вполне,
А если что, так люди помогут.
А слезы от ветра, что дует в глаза,
А может от радости, что помнят меня.
Что любят племянники старого деда
И что дождался я этого дня,
Семидесятого Дня Победы!».

                     Победа

Все в погреб забились. Наши бомбят.
Страшно…ждут… - Глядите, два немца бегут.
-А !? Гады, не ждали такого…
Кричит на крылечке бабка Дубкова.
Вокруг все пылает, небо багряное,
И мне не сидится, дайте же гляну я.
Меня не пускают, ведь смерть свистит рядом.
Сиди ты, глупышка, много ли надо…
А бабка ликует: «Эх, мне бы ружжо!
Ты ‒ сверху. Я б снизу стреляла, дружок!».
Всех Фрицев и Гансов давно гнать пора,
И вдруг закричали все: «Наши! Ура!».
Лет много прошло и вижу я снова,
Стоит на крылечке как прежде Дубкова.
И в небо дрожащим уже тычет пальцем
‒ Я помню, как бомбы кидали германцы!
Теперь не посмеют – еще я жива…
И ветер уносит старухи слова.

Майский день. Цветы у обелиска…
Мы все склонились низко-низко.
Тихо, ветер не шумит.
Здесь солдат наш, воин спит.
А мы остались живы, вспоминаем
И память грозных лет тех сохраняем.
И вечерами, сидя у костра  не раз,
Слушают внуки наш о войне рассказ.

                          Хеба

Вспомнить голодовку, спокойно не могу ‒
В лохмотьях мальчик босоногий стоит в снегу.
На личике изможденном ‒ большие глаза,
И запекшиеся губы хотят что-то сказать.
На протянутой руке лишь кожа да кости…
Этот мальчик уже давно подаянье просит.
Тот год неурожайный, к тому же лютый холод,
И людей уничтожал послевоенный голод.
Мальчик «хлеб» сказать не может, «хеба» ‒ говорит,
Едва живой, до поздней ночи  на снегу стоит.
Просит, молит он людей. Чтобы хлеба дали.
И мальчишку бедолагу, «хебушкой» прозвали.
Люди  отводя глаза, мимо проходили,
Видя мальчика страданья, невольно крестились.
Костлявые руки Хеба поднял к небесам.
К Богу Хебушка, отчаявшись, обратился сам:
«Господи, дай кусок хлеба или смерть пошли».
А утром мёртвого в сугробе Хебушку нашли.
Кто его похоронил – я так и не знаю,
Но когда в руки хлеб беру – Хебу вспоминаю.
Милосердье прояви в жаркий день, в холодный,
Накорми, если просит у тебя  поесть голодный.

  

Комментариев нет: