четверг, 3 мая 2018 г.

Каневчане и 4-й Кубанский кавалерийский казачий корпус в сражениях с фашистами

Жуков Александр Иванович
В шестнадцатом номере газеты «10-й канал» опубликован материал Константина Бандина «От Кубани до Праги мы коней поднимали в поход», как часть юбилейного медиапроекта «Горькая память войны». Из него читатели узнают о каневчанах, воевавших в составе 4-го гвардейского Кубанского кавалерийского казачьего корпуса.

ОТ КУБАНИ ДО ПРАГИ МЫ КОНЕЙ ПОДНИМАЛИ В ПОХОД

Неоценима роль Кубан­ского казачьего кавалерийского корпуса в  победе советского народа в Ве­ликой Отечественной вой­не в целом и в освобожде­нии Кубани в частности.
В июле 1942 года, когда немецко-фашистские войска захватили Ростов-на-Дону, дивизии врага двинулись дальше на юг. Их заветной целью был Кавказ, нефтяные промыслы Грозного и Баку. Над кубанскими степями клубилась густая серая пыль, это шла бронетехника фашистов, и казалось, что невозможно остановить этот «железный поток», сметавший все на своём пути.
Первой крупной станицей, оказавшейся впереди насту­пающих вражеских колонн, стала Кущёвская, которую обороняли добровольческие части из кубанских и дон­ских казаков. Им предстояло сразиться с вооружёнными до зубов немецкими соединениями: 101-й стрелко­вой дивизией «Грюне розе» («Зелёная роза»), 4-й гор­но-стрелковой дивизией «Эдельвейс», 57-й танковой дивизией, а также двумя от­дельными полками СС.

Командир 17-го, (позже 4-го) казачьего кавалерийского корпуса генерал Николай Кириченко приказал атаковать ранним утром 2 августа 1942 года силами 11-й Донской, 12-й и 13-й Кубанских дивизий немецкие войска в кон­ном строю. Когда на рассвете впереди показались немецкие танки, на них, как вихрь, налетела казачья лава: ка­валеристы бросали на бро­ню бутылки с зажигательной смесью, рубили немцев шаш­ками, расстреливали из винтовок,  забрасывали граната­ми. В рядах немцев началась паника, они побежали. Ка­заки преследовали бегущих фрицев. Со 2 по 5 августа продолжалось это сражение, в котором были уничтожены более 4000 гитлеровцев, на протяжении 12 километров степь была покрыта их трупа­ми. Наши герои также сожг­ли около 50 немецких танков, более сотни автомобилей и 8 радиостанций.
Лысенко Пётр Фомич
5 августа 1942 года Совинформбюро сообщило: «В рай­оне станицы Кущёвской наши войска отбили все атаки противника... Казаки очистят свои земли от немецко-фашистской погани…». Это сра­жение покрыло немеркнущей славой подвиг героев-кавалеристов из корпуса Кириченко, за умелые действия, отвагу и мужество удостоен­ных звания гвардейцев. Их корпус стал называться 4-й гвардейский Кубанский ка­валерийский казачий корпус.
После это­го поражения немецкий генерал Вильгельм Лист получил телеграмму от Гитлера. В ней разъярённый фю­рер отчитал его: «Повторится ещё од­на Кущёвка, не  научитесь воевать, прошагаете в штрафной роте все Кавказские горы».
Увековечен подвиг наших земляков памятником «Казак-гвардеец», установлен­ным в 1967 году вблизи от станицы Кущёвской, На его постаменте написано: «Здесь в августе 1942 года стояли насмерть, защищая ворота Кавказа, гвардейцы 4-го Ку­банского кавалерийского корпуса, удивив мир своей стой­костью и величием духа».
Во время Великой Отечест­венной войны в составе 4-го гвардейского Кубанского ка­валерийского казачьего кор­пуса воевали и каневчане. Один из них – Пётр Фомич Лысенко. Призванный в марте 1943 года Каневским райво­енкоматом, он был направлен в одно из подразделе­ний этого корпуса, который вёл тя­желые бои на подступах к Ростову-на-Дону. В сра­жении за Матвеев курган он получил свою пер­вую боевую награду – ме­даль «За отва­гу». Несмотря на храбрость и мужество кавалеристов, применение кон­ницы в годы великой Оте­чественной войны было ограниченным, так как она была бессильна против бро­нетанковых армад врага. Поэтому, по словам Петра Фомича, чаще они действо­вали как обычное стрелковое соединение, а также исполь­зовались для рейдов по тылам противника.
Особенно пригодились ка­валеристы в боях за Белорус­сию в 1944 году, где из-за ле­систой и болотистой местнос­ти широкое применение тан­ков было невозможным. За те сражения Пётр Фомич получил орден Славы 3-й степени. Потом освобождал Румынию, Венгрию и Чехословакию, За героизм, проявленный в боях за Прагу, награждён орденом Красной Звезды.
Гармаш Иван Константинович (слева)
Каневчанин Иван Констан­тинович Гармаш также вое­вал в составе 4-го гвардей­ского Кубанского казачьего корпуса. Командовал пуле­мётным расчётом на тачан­ке. Запряженные четверкой коней, они стремительно вры­вались в боевые порядки про­тивника, поливая свинцовым дождём из пулеметов, совер­шали дерзкие рейды по вра­жеским тылам, наводя пани­ку и ужас, обращая в бегство целые воинские части. Про­шел с боями до самой Праги, где добивал головорезов из СС и предателей из армии ге­нерала Власова.
Как свидетельствуют воен­ные историки, это были сме­лые и отважные ребята-комсомольцы, беззаветно преданные советской Родине, кото­рые с честью выполняли лю­бое боевое задание командования. Вместе с ними бились с врагом мужчины  не призыв­ного возраста. Это было поистине народное ополчение, ставшее на защиту родного края, когда над ним нависла смертельная опасность.
Среди знаменитых каневчан героев 4-го гвардейского  Кубанского кавалерийско­го казачьего корпуса был Александр Иванович Жуков, участник двух войн, ушедший  добровольцем на фронт в 55 лет вместе с женой. Его можно увидеть на кадрах военной кинохроники, 24 июня 1945 года он также принимал учас­тие в легендарном Параде Победы на Красной площади в Москве. Его храбрость, во­инское мастерство и посто­янная готовность прийти на выручку к своим боевым то­варищам навсегда останутся в памяти наших земляков.
Насколько был силён страх вражеских солдат перед казаками-гвардейцами, говорит письмо, обнаруженное в по­ходном ранце у немецкого пе­хотинца, убитого под стани­цей Шкуринской: «Всё, что я слыхал о казаках со вре­мен войны 14-го года, бледне­ет перед кошмарами, которые мы испытываем при встре­че с ними теперь. Одно вос­поминание о казачьей атаке повергло меня в ужас и за­ставляет дрожать. Казаки – это какой-то вихрь, который сметает на своём пути все препятствия и преграды. Мы боимся казаков, как возмез­дия Всевышнего».
                                                                                                Константин Бандин

Источник: Бандин К. От Кубани до Праги мы коней поднимали в поход // 10-й канал. – 2018. – 13 апр. – С. 6.

Комментариев нет:

Отправить комментарий