суббота, 29 сентября 2018 г.

Где твоё, Каневская, начало? (история заселения ст. Каневской)

Казачий курень - музей на территории Каневской гимназии

Продолжаем публикацию отдельных глав книги Фёдора Сидоренко «Земля каневская». В очерке «По завещанию предков» автор описывает историю заселения ст. Каневской, называет имя первого атамана, им был Осип Басыстый, а первым священником – казак Соболь. Историк рассказывает о военной службе казаков, низкой рождаемости и последующем успешном экономическом развитии каневского общества. Фёдор Иванович не просто перечисляет сухие цифры и факты. Он с болью говорит о том, что потомки не всегда хранят свою историю, не заботятся об экологическом благополучии своего родного уголка. Краевед и патриот, автор видел свою станицу в будущем хорошо развитой курортно-санаторной зоной с обустроенными пляжами.

ПО ЗАВЕЩАНИЮ ПРЕДКОВ (ИСТОРИЯ СТАНИЦЫ КАНЕВСКОЙ НАЧАЛО)
Станица Каневская – одна из старейших на Кубани. Она была основана в 1794 году. Но история каневских казаков, неразрывно связанная с историей казачества в целом, уходит своими корнями в более давние времена.
Еще во времена Киевской Руси в IX-XIII вв. в её землях, особенно в южно-лесистой степной части, собирались ватаги бродников, которые первоначально занимались разбойным промыслом. Киевские князья Олег, Игорь, Всеволод и другие часто обращались к бродникам за поддержкой в борьбе с половцами и татарами. Так постепенно в Киевской Руси самостоятельно для защиты населения от иноземного порабощения организовывались вооружённые ватаги бродников. Большинство украинских историков считает, что возникновение казачества на юге Украины было вызвано исторической необходимостью защиты народа от ее порабощения половцами, татарами и другими народами, заселившими южные причерноморские земли. Казачество Украины ведет свою историю с Х века от бродников, которые в течение нескольких столетий были вооруженной силой народа. Полемика по истории казачества продолжается и сейчас.
Откуда идёт история казаков Каневской общины? Она уходит в глубокую древность на Украину, где в XII веке на реке Днепр был основан город Канев. Община каневских казаков была одной из многочисленных. В 1889 году опубликованные в журнале «Киевская старина» документы с описанием Черкесского и Каневского обществ казаков относятся к 1542 году. В них сообщается, что «Каневские казаки пребывают на левом берегу Днепра и живут там на мясе, рыбе, меде из пасек и ловле бобров».
В 1576 году польский король Стефан Баторий принял на государственную службу 6 тысяч казаков, в том числе и одну тысячу казаков в Каневской полк. Казаки, не попавшие на государственную службу в Польскую армию, уходили в Запорожскую Сечь, где селились землячествами: Полтавский, Батуринский, Каневский курень (община) и т.д. Переселившись на Кубань, каневские казаки образовали вторую по численности общину казаков (первой была Васюринская община). Таким образом, общине каневских казаков более 400 лет, а станице Каневской уже исполнилось ‒ 200 лет (примеч. на дату написания книги).
Известно, что третью группу Черноморских казаков из-за Буга привел на Кубань атаман Захарий Чепега. 24 октября 1792 года со своей группой атаман Чепега перезимовал на Ейской Косе. В составе этих казаков-переселенцев были казаки Каневского куреня ‒ 42 семьи, которые к лету 1793 года поселились на реку Челбас. Основная община казаков Каневского куреня проживала на Тамани. Молодые строевые казаки были приписаны служить на Черкесском и Некрасовском пограничных кордонах.
Каневская община казаков во главе с сорокалетним атаманом Басыстым по жребию должна была строить своё поселение на реке Курка. Однако земля, отведенная каневчанам, оказалась заболоченной, да и близкое соседство с горцами, делавшими постоянные побеги на казачьи земли, оказалась местом неудачным. Поэтому войсковой атаман Ф.Я. Бурсак разрешил Каневской общине построить своё селение на реке Челбас. По проведённой в 1794 году переписи, в Каневском курене проживало 1103 жителя обоего пола.
Первые турлучные хаты (из камыша и глины) были построены в нашей станице в районе Дома быта «Силуэт» и гостиницы «Нива». Проходящая с востока на запад улица называлась Куренной (сейчас ‒ им. Гагарина). Так началась история нашей станицы.
Исследователи отмечают один интереснейший факт из истории Каневской, связанной с именем прославленного полководца А. В. Суворова. Будучи на Кубани, он выполнял не только военные обязанности. По поручению князя Потёмкина 28 июня 1783 года, в день восшествия на престол императрицы Екатерины II, привёл в подданство России ногайских татар. В честь этого в Ейском укреплении был дан обед, для которого было зарезано 100 быков, 800 овец, выпито 500 ведер водки.
Источники свидетельствуют, что первым атаманом Каневского куреня, высадившимся на Тамани, был Осип Басыстый, а первым священником –
казак Соболь.
При первом подселении в 1808-1810 годах в Каневской курень прибыло черноморских казаков ‒ 1492 мужчины и 1232 женщины. При втором подселении в 1821-1825 годах из Черниговской и Полтавской губерний прибыло 188 семейств. В 1826 году закончилось формирование куренного общества каневчан, в котором был 521 двор. Через два года в станице на средства капитана Романа Белого была построена каменная пятиглавая церковь. Церковь называлась: «Сошествия Святого Духа».
Главным богатством для казака была земля. Первые поколения казаков-переселенцев осваивали богатые дикие земли. Степь в то время представляла собой пёструю картину: то покрыта терном, то полянами разнотравья. Тысячелетиями обильно политая дождями, облизанная ветрами степь видала кочующие татаро-ногайские орды. О признаках существовавшей здесь скифско-сарматской цивилизации свидетельствовали рассыпанные по степи курганы.
Казаки в первые годы переселения не любили земледелие. Обрабатывались и засеивались небольшие участки земли. Зерно для продовольствия покупали у черкесов. Зерно и сено давали только упряжным животным. Скотоводством первые переселенцы занимались с охотой. Табуны лошадей, отары овец, гурты крупного рогатого скота круглый год ходили по пастбищам, перекочёвывая с места на место. В степи, в терновниках, водилась птица в большом количестве: дрофы, фазаны, тетерева. В камышах водилась тьмою водоплавающая птица. Обилие птицы давало хорошую возможность пополнять продовольствие семей охотой.
Но особенно много времени первые казаки-переселенцы уделяли рыболовству. В степных реках Челбас, Бейсуг, Ея, кроме судака и таранов в изобилии водилась белуга, осётр, севрюга. Рыбы было очень много, практически всюду, где была вода. Рыбный промысел тоже давал значительную продовольственную прибавку и доход каждой семье. Так, одна тысяча отборной тарани в то время стоила 1 рубль 50 копеек, один пуд балыка ‒ 5 рублей 50 копеек, один пуд свежей белуги ‒ 20 копеек. Для переработки рыбы требовалось много соли, которую привозили из Ачуева и Ахтарей, где были развиты соляные промыслы.
Самыми тяжёлыми, подчас драматическими, для станицы были годы с 1794 по 1849 год, когда свирепствовали эпидемии холеры и цинги, многие годы были неурожайными и голодными. Семьи казаков нищали. Тяжёлым бременем была военная служба казаков на пограничных кордонах ‒ служили по 30 лет и более. В станице низка была рождаемость жителей, не покрывавшая естественную убыль населения от смерти и гибели казаков на пограничных кордонах. Станица была переполнена вдовами и сиротами. Если в 1794 году при переселении в станице было 1103 жителя, то к 1849 году в станице проживало 2494 жителя и это при том условии, что в 1810-1825 годах прибыло более 3 тысяч переселенцев из Полтавской и Черниговской областей. Таким образом, более чем за 50 лет население лишь удвоилось.
Только после голодных 1855-1856 годов население стало быстро расти. Постепенно год за годом казаки-станичники осваивали землю под пашню и все более усердно стали заниматься хлебопашеством. Выжигали и распахивали терновища. Работа была изнурительно тяжелой. К семидесятым годам XIX века около 95 процентов всей закрепленной за станицей земли было уже распахано. За станицей было закреплено 30 тысяч десятин пахотной земли, сенокосов ‒ 4600 десятин, выпасов (толок или выгонов) 380 десятин, плавней ‒ 2 тысячи десятин.
Нести воинскую службу, развивать личное хозяйство ‒ смысл и цель жизни каждого казака.
Глубокими корневищами врастало в землю казачество. Весенние ветры несли волнующие кровь запахи покорённой земли. На труд земля отвечала богатыми урожаями и буйными сенокосными травами.
К шестидесятым годам девятнадцатого века каждая семья расширяла посев зерновых культур, увеличивая одновременно поголовье животных. Своими силами казачьи семьи не могли справиться с возросшим хозяйством. На Кубань из Центральной России хлынул поток рабочей силы: шли деревнями, шли ватагами мужчины ‒ косари, плотники, разнорабочие, и всех нанимали на работу, как правило, сезонную. Уже к семидесятым годам девятнадцатого века о казаках станицы шла слава, как о трудолюбивых и гостеприимных жителях Кубани, а станица Каневская приобрела известность зажиточной и богатой.
Изучая историю станицы, её экономическое и общественно-политическое развитие, следует признать: самый сильный экономический рост произошел в 1922-1927 годах, когда все хлеборобы, как казаки, так и иногородние, получили от Советской власти землю. Земля была самой важной ценностью. В эти годы землей наделяли каждого, кто желал заниматься хлеборобским трудом, по количеству едоков (членов семьи).
В станице в эти годы были построены школа им. Пушкина, больница (старый корпус), сельмаг (бывший универмаг), народный дом, электростанция, водопровод (где сейчас находится Дворец спорта племзавода «Победа»). Такого быстрого экономического развития станица не знала. Укрепилась стоимость денег ‒ курс «червонца». Быстро росла урожайность пшеницы и других с/х культур, которая достигла в 1926 году уровня 1914 года. В осенние дни проводились шумные многодневные ярмарки, на которые приезжали жители хуторов и других станиц. В семьях хлеборобов проводились весёлые свадьбы. Но прошла коллективизация, и как следствие ‒ страшный голод, в результате которого станица в 1932-1933 годах начала вымирать.
Писать историю станицы ‒ это значит преклоняться перед мудростью веков. Про­шлые поколения наших станичников жили не только своими заботами, но и старались создать условия для лучшей жизни будущих поколений.
Сохранили ли мы все то, что оставили нам в наследие наши предки? В 1860-1865 годах на восточной окраине станицы (район кирпичного завода) на нескольких гекта­рах была посажена сосновая роща, как место отдыха станичников. Роща выросла, обра­зуя прямые аллеи. Многочисленные кустарники, речной пейзаж создавали прекрасное место отдыха. Примерно с 1910 года в роще проводились народные гулянья.
В начале 30-х годов роща была варварски вырублена. Как могло произойти это преступление против станичников?
При застройке станицы было образовано 6 площадей. Все площади использовались для выгона скота, базаров и ярмарок, проведения казачьих смотров и скачек. Разумно поступил колхоз им. Калинина, создав на северной площади прекрасный парк с Домом культуры. На месте сенной (лесной) площади расположился стадион, а большая её часть застроена домами.
На месте базарной и церковных площадей расположились прекрасный Дворец куль­туры, памятник воинам-победителям ‒ Вечный огонь, посажен молодой парк.
Погибла южная площадь вокруг Свято-Покровской церкви. В 50-х годах в центре станицы на этой площади была построена Куйбышевская машинно-тракторная стан­ция со всеми службами. Почему это произошло? Кто разрешил строить в центре стани­цы машинно-тракторную станцию?
Впоследствии колхоз «Победа» купил машинно-тракторную станцию, на основной территории площади построил свои служебные и хозяйственные помещения. До вой­ны 1941 года площадь служила ипподромом, на ней проводились скачки.
Различные органы власти в станице изуродовали самую большую площадь, назы­вающуюся в разные годы казачьим плацем, Ярмарочной, Кладбищенской. На этой пло­щади в старину проводились казачьи скачки, смотрины проводов казаков на службу, шумели ярмарки.
После голодных 1891-1893 годов на площади были построены два хранилища для зерна, как страховой фонд на случай неурожая, стихийных бедствий, помощи вдовам.
В центре площади находится кладбище. За семьдесят лет вокруг кладбища построе­ны два автохозяйства, рынок, а западная часть застроена индивидуальными домами. Наши предки расположили кладбище в центре площади, при необходимости его можно было расширить. Во всех цивилизованных странах мира кладбище ‒ место покоя, ти­шины. Таковы правила человеческого общежития. Сейчас сутками вокруг кладбища ‒ грохот, содрогается земля от проходящего автотранспорта. Смирились с этими античе­ловеческими действиями и молчим. Волевым решением в станице построен «Торго­вый центр» за Дворцом культуры. Место для его строительства можно было найти с выходом на центральную улицу. Сейчас усиленно возводятся коттеджи, индивидуаль­ные дома различного типа от улицы Горького и Черноморской в сторону речки. В старину атаманское правление не разрешало расстраивать центральные кварталы ста­ницы, смотрело на перспективу, на будущее развитие станицы. Первый богач Богомо­лов построил свой личный дом около кладбища, где потом многие годы была школа колхозных кадров. Школу для иногородних на средства Богомолова было разрешено построить в центре станицы.
Глубоко прав К. Маркс, который писал в «Капитале»: «Деньги играют более разру­шительную силу, чем созидательную».
Руководству станицы следовало бы в центре станицы строить только общественно-необходимые здания и видеть перспективу развития её на будущее. Сейчас в станице проживает 46 тыс. человек. Через 50 лет население при благоприятной экономической и общественной жизни может утроиться. Это не так уж и много лет. Те, кому сейчас до 20 лет, могут быть свидетелями этого роста населения. Сколько дополнительно необхо­димо будет построить школ, магазинов, зданий бытового и общественного назначения. В истории станицы есть удивительные примеры заботы о людях, о станичниках. Около 1895 года в станице были построены две деревянные кладки (переходы через реку). Одна кладка соединяла центр станицы через речку с юго-восточной частью, так называ­емой «мыгрынкой». Сохранилась и улица Кладковая. Другая кладка соединяла через речку северную часть станицы со станицей Стародеревянковской. Кладка начиналась с конца улицы Больничной станицы Каневской и выходила на берег станицы Стародере­вянковской. Жители северной части станицы через кладку ходили в церковь (деревян­ная церковь стояла недалеко от берега) ст. Стародеревянковской. Это было 100 лет назад. А почему сейчас, в наше время, имея другие технические возможности, не пост­роить переходы через речки?
Какая была бы от этого экономия для народа во времени и транспорте. Ведь в станице Стародеревянковской находятся крупные промышленные предприятия, на которых рабо­тают тысячи каневчан. Панораму нищеты, запустения представляет собой дорога, соединя­ющая станицу с другой её частью – «загреблей». От улицы Черноморской до улицы Широ­кой она проходит по бывшему руслу реки по камышам. Это в центре станицы.
До революции 1917 года в станице при домах зажиточных граждан, если дома были крыты железом, обязательно был бассейн для сбора дождевой воды.
Большие бассейны были построены в школах. Сейчас об этом забыли, не строят бассейны при детских садах, школах, лечебных учреждениях. Не строят бассейны и граждане, хотя и возводят прекрасные, железом крытые особняки. Все пользуются водопроводом, вода в котором далеко не лучшего качества.
Горестным событием для станичников последнего столетия стала гибель реки Челбас. В результате непродуманной системы хозяйственной деятельности река погибла. Сейчас она превращена в изолированные водоёмы, заросшие камышом. Наша река, как соседние реки Бейсуг и Албаши, при переселении на Кубань наших предков была богата рыбой: судаком, таранью, севрюгой, белугой.
Гибель реки ‒ это экологическая катастрофа. Река стала зоной бедствия. Сейчас необходимо категорически запретить брать воду из реки на орошение, а там, где это возможно, убрать дамбы или прокопать в них каналы для воды.
История не повторяется и не копируется. История учит из прошлого делать пра­вильные выводы и принимать решения не только на сегодняшний день, но и на пер­спективу.
Положительно, что в станице уже определены земли новой застройки и их обустрой­ства. Время не остановилось. Учитывая уникальность природно-климатических усло­вий, в которых расположена станица: мягкий климат и большой водный бассейны реки, в далекой перспективе просматривается будущее станицы для санаторно-курортной зоны России. Видимо тогда, в будущем, в Каневграде будут расположены высотные здания санаториев и пансионатов, реки, обустроенные для строительства пляжей.

Источник: По завещанию предков // Сидоренко Ф. Земля Каневская. Летопись станицы : истор. очерки, воспоминания и предания казацкой старины / Фёдор Сидоренко. – Каневская, 2001. – С. 14-20.
                              
  






Комментариев нет: