среда, 6 июля 2022 г.

Солнечная щедрость июля

 

Лето пролетает быстро – и не заметишь! Уже настал его величество июль – макушка лета.  Месяц цветов,  плодов, и нашей родной кубанской жары, когда  синева неба режет глаза своей яркостью, а поля – сочной желтизной пшеницы и подсолнухов. И – ни ветерка, даже птицы примолкают знойным июльским полднем. А впрочем, лучше сами прочтите стихи наших каневских поэтов  о жарком щедром лете – поймёте сами!
 
Зоя Сизова
Июльская ночь
 
Июльский ветер знойно-сладок
Затихла ночь,  глаза смежив.
Царит в саду духмяный запах
От груш и яблок, спелых слив.
 
Луна купается в заливе,
Смущённо прячась в камышах,
А их метёлки, словно гривы,
Качает ветер на волнах.
 
Цикады звон и терпкий запах
Вьюнка разносятся в ночи.
К луне подкралась туча лапой,
Гроза за речкою урчит.
 
Блистают молнии стожаром
И в васильковой вышине
Клубится пар молочным шаром,
Забыв о  прежней тишине.
 
Раздался дробный стук по крыше.
Вдруг хлынул бешеный поток.
Потом всё тише, тише, тише…
И я бегу , не чуя ног.
 
Волной прошёлся свежий ветер,
Грозу прогнал и сам затих.
И пик луны был снова светел,
И я – вновь счастлива на миг!
 
Ушла дневная духота
 

Ушла дневная духота.
Лишь звон цикад в широком поле,
Древа сковала немота,
За тучей месяц ждёт в неволе.
 
Но одинокий лай собаки
Раздался вдруг о край села
И  вызов приняли для драки
Для озверевших кобеля.
 
А в небе, словно истуканы,
Чернеют грозно тополя:
Их кроны – тени-великаны-
Сторожко смотрят на поля.
 
Шумит камыш степной речушки –
В ней отразились облака;
Раздался писк ночной пичужки –
 Его усилила река.
 
Удрал из плена тучи месяц,
В воде дорожку проложив,
И щука где-то в речке плещет,
Добычу ловко заглотив.
 
И вновь затихла гладь речная,
Окутав дрёмой камыши.
До горизонта – даль степная,
Во всей округе – ни души…
 
Владимир Саяпин
Угасает вечер…
 
Угасает сиреневый вечер,
Обращаясь в  багровый закат,
На окно выставляются свеч
И окно открывается в сад.
 
Мошкара на огонь этот зыбкий
Вновь слетится сгореть под луной,
Совершаются снова ошибки
Мошкарой, словно в юности мной.
 
Мгла ложится, как шаль, на ступени,
Всхлипнет сыч, как дитя, на лету,
Ночь, смешав ароматы и тени,
Зажигает на небе звезду.
 
Из полей ветерок веет свежий,
За рекой перепёлки поют,
Эти запахи с музыкой нежной
Растревожили душу мою.
 
Сад пронизан весь яркою лунностью,
Воздух прян от вечерних цветов,
Так, как запах, напомнивший юность.
Ностальгию не будит ничто.
 
Спать не даст этот призрачный, лунный,
Взбудораживший душу мне свет,
Буду вновь до рассвет я юный,
Будет снова семнадцать мне лет…
 
***

За кладбищем, в черёмуховых кущах,
В прохладной предрассветной синеве –
 Последний соловей в году текущем,
Немного опоздавший соловей.
 
Кака-то была тому причина,
Вникать не буду, что же там стряслось:
Поёт для милой женщины мужчина
О том, что, слава Богу, всё сбылось.
 
Пусть бренный мир завидует и знает!
Поёт бродяга, как в последний раз,
И слушает в гнезде его родная,
Поблёскивая бусинками глаз.
 
Неяркая, невидная, простая,
А вот поди-ка – соловья жена.
И что-то же она такое знает,
Что в мире всех милей ему она.
 
От песни соловья не спит округа.
От тёплых ярких звёзд в ночи светло.
Сумела стать родной ему пичуга,
Когда уже, казалось, всё прошло,
 
Когда своей быть перестала стая,
На то и стая, только и всего,
Когда ничто, казалось, не заставит
Ещё хотя бы раз запеть его…
 
А эхо повторяло многократно
Ту песню, что взволнованно поёт
В ночи за старым кладбищем в посадке
Соловушка про счастье про своё…
 
 
Валерий Лукьянов
***

Знойный полдень висит над рекой
Тишина, ни рябинки, покой…
 
А в прохладной прибрежной тени
Лёгкой стайкой мелькнули лини.
 
Смывши тины зелёную грязь,
Показался медлительный язь.
 
Вслед шарахнула дробью плотва –
Не качнулась речная трава.
 

Но взметнулся вулканом песок –
Это сделала щука бросок.
 
Немигающим взглядом грозя –
Раз и нет! – проглотила язя.
 
Вся она полосата, как тигр,
Рыбной мелочи не до игр.
 
Щучье тело, как веретено,
Топляком опустилось на дно.
 
Из норы вылез заспанный рак,
Клешни выбросил: что тут и как?
 
Что за шум в это время в миру?
Вроде тихо… И снова в нору.
 
В толще вод, чешуёю искрясь,
Золотой показался карась…
 
***
Люблю сумерничать, когда
Стихают суета и звуки,
И загорается звезда…
Когда, устав, недвижны руки.
 
Вечерний сумрак всё сильней
И всё сильней и гуще тени,
Покуда, после тёмных дней,
Луна не ляжет на ступени.
 
Во тьме таинственнее сад…
И, словно сказочные слитки,
Лучистым светом колят взгляд
Куски стекляшек у калитки.
 
 
 ***

Почернели клумбы и тропинки.
Влагу каждый стебелёк сосёт
Бьют по листьям лопуха дождинки,
Ловит их колючками осот.
 
Тучи нависают над посёлком,
Где-то вдалеке грохочет гром.
Молнии обугленным осколком
Чёрный стриж мелькает за окном.
 
 
Только на веранде сонно-сонно,
Съёжилась, обвисла повитель.
И, жужжа лениво, монотонно
Всё стучит, стекло бодая, шмель.
 
 
 Источники:
Лукьянов В. Четыре времени жизни : лирика/ В. Лукьянов. – Каневская, 1994. –
117 с.- 
Текст непосредственный.

Саяпин В. Ю. Души васильковая грусть/ В. Ю. Саяпин.- Каневская: ИП Сальников П. В. (Типография "Виза"), 2021.- 144 с.-Текст непосредственный.
 
Саяпин В.Ю. Саксофон на ветру. Избранное. Издание второе/ В.Ю. Саяпин.- Майкоп: ОАО "Полиграф-ЮГ", 2012.- 144с.-Текст непосредственный.

Сизова З.  Згадала зозулэнька. Стихи/ З. Сизова.-  ОАО «Кубанское полиграфическое объединение, 2016.- 96 с.- Текст непосредственный.

Комментариев нет:

Отправить комментарий