четверг, 4 августа 2022 г.

Первая Мировая война и судьба России. Часть 1

 


 
(Взгляд историка и публициста)

Лемиш Н.Ф.

   Глава 1.      Предыстория
Уже более ста лет минуло с того времени, когда развязался небывалый мировой конфликт,  в котором погибло неслыханное до этого  времени количество людей. Война эта была бесславной и,  наверное, потому забытой.  Война, где самые передовые достижения человеческого разума были поставлены на службу безжалостному Молоху, разжиревшему от человеческой крови, и уставшему собирать обильную дань с полей сражений. С этой войны началась кровавая эра автоматического оружия. В бой вступили машины-убийцы уже ХХ века, а техника боя осталась на уровне ХIХ века, более того, абсолютно отсутствовали средства защиты от оружия массового поражения. Миллионы людей при этом погибли абсолютно бесславно, сражаясь за чужие интересы. Новые технологии создали смертоносное оружие ХХго века при полном отсутствии модернизации тактики боя. По-прежнему солдат воюющих держав строем гнали на убой. Эта война, где человеческая жизнь обесценилась до немыслимого уровня. 70 миллионов солдат были  сосредоточены в двух противоборствующих группах. Около 10 миллионов жертв. Каждая страна оплакивала погибших и искалеченных войной. После этой страшной войны люди были подавлены и деморализованы. И даже когда смолкли орудия, мир стал жестоким и циничным. Появился термин «потерянное поколение». Об отдельном человеке уже никто не вспоминал.
Война по масштабам была великой. Можно предполагать, что войны сами дают себе названия. Война, по сути, не разрешила многие мировые проблемы, скорее наоборот, стала предтечей еще одной более страшной войны, которую назовут «Второй Мировой». Для кого-то она станет великой Отечественной войной.
ХХ век был баснословно богат на войны. И начался он с войны локальной, в которую вступили две державы: Япония и Россия. Ее назвали русско-японской. Нашей стране никогда не везло на союзников. В сюртуках и смокингах, лощенные европейские политики заигрывали с Россией, улыбались и расшаркивались не только с российскими дипломатами, но и монархами. Втайне люто ненавидя россиян за открытость, прямоту и сердечность, они громогласно жалели забитый, неграмотный, а посему несчастный российский народ.  При этом в подлых своих мыслях, они мечтали, чтобы как можно больше погибло этого, по их мнению, дикого народа. Значит, тем слабее будет Россия. Сильная, она никогда им не была нужна. Есть подлецы – люди, есть даже подлые страны. И эти подлые, состоят далеко не из одних подлецов. Но подлы, коварны и продажны больше всего политики. А народам приходится жить по навязанным им правилам чужой игры. Так, боясь усиления России, «союзники»: Англия и Франция втянули ее в авантюру, коей явилась для нее Японская война (1904 – 1905). И имела для нашей страны эта война далеко идущие последствия. Ибо бесславие этой войны, позорное поражение из-за продажности и бездарности царских генералов и адмиралов, определили серию революционных событий, расшатавших устои Империи, тогда еще продолжавшей оставаться великой. И более уже никогда покой и умиротворение не вернутся больше на земли России, со всеми ее уделами и провинциями.
           Глава 2. Россия после потрясений
Русский народ, Россия не единожды, как Феникс, возрождалась из пепла. Пережив
все перипетии революции 1905 года, поражения в войне, Российская империя стала потихоньку подниматься с колен. На смену бездарным, седовласым сановникам, стали приходить моложавые, энергичные управленцы новой формации. Пришло время, потребовавшее новых людей. Будучи государственными людьми, не только по долгу, но и по призванию, они серьезно взялись за развитие промышленности, в частности оборонной. Дошла очередь и до сельского хозяйства. Реформы Столыпина должны были из патриархальной крестьянской деревни создать формацию культурных крестьянских хозяйств. Происходил всплеск промышленного производства. Небывалыми темпами развивалась металлургия, тяжелое машиностроение. Положено было началу развития автомобильной, нефтеперерабатывающей отраслей. По продаже зерна на мировом рынке, Россия находилась в ряду лидеров. А по темпам промышленного производства, Россия пыталась попасть  в десятку передовых стран мира. Это не могло не сказаться на развитии военной промышленности. Но Англия и Франция, великие провокаторы  мировых воин, не могли спокойно взирать на экономический, промышленный «ренессанс» страны.
 И уже к концу первого десятилетия ХХ  в. мировая закулиса стала затевать новый передел мира. На небосклоне  замаячила Германия,  во главе с кайзером Вильгельмом II. Уже с 1907 года в мире возникла тенденция планирования мировой войны.  В качестве ответных мер, военное ведомство Российской империи, с учетом печального опыта «японской кампании», предложило несколько кораблестроительных программ.  При этом:
 - требовалось достроить 4 заложенных ранее эскадренных броненосца, 4 броневых крейсера, 4 канонерских и 2 подводные лодки;
 -построить 2 минных заградителя, 4 линейных и 10 легких крейсеров;
 -8 линейных кораблей, 67 эскадренных миноносцев;
 -36 подводных лодок;
Несмотря на грандиозность, программа была вполне реальной. Зато выполнение ее позволило бы России выйти на просторы мирового океана и восстановило бы её статус морской державы. Но, увы,  этому помешали беспечность и самонадеянность. Об этих планах  стало известно недоброжелателям России. Более того,  стали известны им и планы по реформированию армии. Для этого Англией, Францией и Германией были использованы все факторы влияния -  подкуп царских сановников, экономическое вредительство, а, главное  использование недостатков самого Николая  II, человека нерешительного, подверженного чужому влиянию. Несмотря на чин полковника, царь  имел недостаточное военное образование, столь необходимое для руководителя государства, вечно вынужденного защищать себя от недоброжелателей. Все вместе перечисленное, явилось серьезным тормозом в претворении в жизнь военно-морской программы. Сработала здесь и известная российская беда -  коррупция и казнокрадство.  И, как нередко это уже случалось в России, до воплощения планов в реальность путь оказался весьма тернист. В отношении армии было намечено несколько программ ее модернизации. Самой примечательной  была «Большая программа», разработанная Генеральным штабом при участии известных ученых военных деятелей. Она была лично утверждена царем. И все же на начало 1909 года численность сухопутных войск составила 1 миллион 349 тысяч или 1,8% численности всего мужского населения, но это было недостаточно. Теперь на содержание армии уходило 19%, говоря современным языком, консолидированного бюджета. Сумма составила 470 млн.623 тыс. рублей. По тогдашнему курсу российского рубля эта сумма астрономическая. Каждый налогоплательщик страны выделял  на армию из своих доходов 3 руб. 1 коп. Полная стоимость содержания солдата и унтер-офицера срочной службы составила 350 руб. в год.
          В ходе военной реформы были упразднены затратные крепостные войска. Та же участь постигла и резервные. Появились регулярные полевые войска, ранее формировавшиеся только за счет запасников. Их численность возросла почти на 15%. После первых реформ русская армия состояла уже из 37 армейских корпусов. 27 из них находились в европейской части, 3 на Кавказе, в Сибири 5, в Туркестане 2. Изменена была и полковая структура. Полки стали четырехбатальонными. В штат полка введены пулеметная команда и команда связи. Команды связи были оснащены полевыми телефонами и даже искровыми радиостанциями.
   Не прошла мимо внимания военного ведомства и артиллерия. Полевая дивизия теперь имела  артдивизион из 24 орудий. Появились мортиры и гаубицы  для стрельбы по невидимым далеким  расчетным целям.  Да и орудия стали только откатными с совершенной оптической системой наводки. Особенно была обновлена горная артиллерия. Военно-инженерная служба получила особый статус. Что примечательно, появились подразделения, оснащенные мотоциклами и велосипедами, прототип мотопехоты уже красной Армии.
Все перечисленное наводит читателя на мажорный лад.  На самом деле все не так гладко. Реформирование Российской императорской армии шло сложными противоречивым путем. Зарубежные заказы России продвигались крайне медленно, и причина этого весьма стара. Англия и Франция абсолютно не были заинтересованы,  чтобы Россия,  пусть даже и их союзник, имела бы сильную армию и флот. Кроме того, военные заказы,  размещенные у частного российского капитала, выполнялись слабо, страдало   и качество произведенной продукции. Деньги,  отпущенные для развития частных военных заводов государством,  растворялись, а оружие безбожно дорожало. Там где частный капитал, его интересы никогда не совпадали  с интересами России. Такова суровая действительность не только начала ХХ века….
     Начатые несколько военных программ в период с 1907 по 1914 год  так и не были, к сожалению завершены.
      
Уже к 1913 году, пику развития нашей страны, все достижения науки и техники развитых европейских стран и США,  были направлены на войну. Ее призрак витал не только в воздухе над Европой. Воспаленный человеческий мозг породил гигантские артиллерийские орудия калибра более 400мм. Появились минометы, химическое оружие, усовершенствованные цельнокорпусные аэропланы, дирижабли, артиллерийские тягачи и танки. России приходилось не отставать, но кроме перечисленных причин, сказывалась отсталость заводского производства, косность российских чиновников, сдерживающих развитие науки, тормозивших внедрение в производство передовой научной мысли. России всегда везло на талантливых ученых, но не везло на сановников и чиновников. Чего стоит фигура генерала Куропаткина, пребывавшего некоторое время на посту военного министра. На нём  лежит вина за трагедию Порт – Артура и поражение в Японской войне. А чего стоил  военный министр Сухомлинов, гордившийся тем, что за последние 20 лет он не прочитал ни одной книги. При одном упоминании о современных методах ведения войны со стороны его подчиненных, он приходил в дикую ярость. Имея 4 брака, он уже в 60 лет женился на 28-летней женщине. Многое из истории нельзя выкинуть, как и его «перл»  1915 года авторства. Когда Сухомлинову доложили о больших потерях на Юго-Западном фронте, он выдал:  «Русские бабы плодовиты, нарожают еще».
Но вооружение армии шло скорее вопреки разным военным программам. Ибо велик и неисчерпаем деловой и нравственный  потенциал передовых людей России, служивших Родине не за страх, а за совесть. Это потом I Мировая война раскрыла военные таланты Брусилова, Корнилова, Врангеля, Юденича, Деникина, ставших впоследствии лидерами «белого» движения, уже в Гражданскую войну. Очень, очень жаль, что благодаря ряду одиозных  и бездарных фигур, подвизавшихся в свите Николая II, Россия не избежала роковой ошибки, допущенной штабами ряда государств, будущих участников мирового конфликта. Они-то полагали, что война будет скоротечной. В российских масштабах  эта ошибка, будучи помноженной на нашу беспечность и инертность в самоорганизации, привела к тому, что из победителя в I Мировой войне, страна превратилась в самую побежденную державу. Даже немцы, нация, побежденная и ослабленная  контрибуциями и репарациями, выглядели более благополучно, чем русский народ, ввергнутый потом в Гражданскую войну.
   А, впрочем,  по порядку. В Европе, уже в конце первого десятилетия ХХ века
стали формировать две военно-политических коалиции. В центре одной - кайзеровская Германия, с нею Австро-Венгрия, Турция, и как ни странно Болгария. Другая - это Антанта: Англия, Франция и Россия,  потом уже в разгар военных событий, к ним примкнула Румыния. Все, разве за исключением глупой Румынии, задолго стали готовиться к военному противостоянию, которое должно было последовать за политической и экономической борьбой. Все участники, каждый сам от себя, полагали закончить войну за год и не более. А, как известно, война эта продлилась 4 года, донельзя измотав экономику воюющих стран, погубив миллионы людей, и. более того, две монархические династии в России и Австро-Венгрии. Вот если бы воюющие  страны заранее знали, чем это кончится, может, прыти то и поубавилось бы. Впрочем, как в самой истории, так и исторической науке сослагательного наклонения нет, и не будет. Наука - история мудрая, но видит только прошлое.
  Для России, расположившейся на сумасшедших просторах, и имевшей астрономические массивы неосвоенных своих территорий, где один человек жил порою на 100 км², были дороги ее европейские уделы. В частности Привисленский край Царства Польского, как величали помпезно Польшу. Страну спесивую, подлую и хитрую, пытавшуюся крутиться у ног сильных, блюдя всюду свой корыстный интерес. Были у нас и другие планы,   соответствовавшие позиции славянской страны, не искалеченной европейской моралью, и посему бравший под свое крыло всех униженных и оскорбленных, особенно братьев-славян.  За что нас блудливые англосаксы ненавидят и поныне.
   
Глава 3. Война у порога
В 1913-м году Россия имела 69576 км железнодорожных путей. Из них 2/3 дорог были  государственными, остальные частные. На каждые 10 тыс. населения рельсов приходилось в 3 раза меньше, чем в Германии, и в 2 раза меньше, чем во Франции и Австро-Венгрии. Всего 13 рокадных путей в России вело к местам будущих сражений, зато у противников их 32. Шоссейные дороги и  автотранспорт пребывали в зачаточном состоянии. «Дураки и дороги» - два российских несчастья.  Своих автомобилей, кроме немногочисленной серии «руссобалт», не было. Россия в этом плане полагалась на зарубежные поставки. В остальном приходилось надеяться на железнодорожный транспорт. Россия потенциально могла подать к фронту только 233 эшелона. Понимая критичность ситуации, и готовясь к войне, Россия по многим позициям проявляла удивительную уступчивость. Франции, дававшей скудные кредиты и выполнявшей военные заказы, Николай II  от имени государства подписал безоговорочно «Конвенцию о взаимных союзных действиях». Согласно этому соглашению, на Россию возлагалась масса союзных обязательств. Франция же оставила себе множество путей для маневра. Дорого потом обойдется России такая уступчивость. За все, и полной монетой, придется расплачиваться, не считая солдатские жизни. При этом российский монарх свято верил, что Франция поможет паровозами, рельсами, аэропланами, пушками и снарядами. Несчастная Россия, привыкшая верить свято западным политикам, вновь наступала на те же грабли… 
В ответ на клятвенные заверения французского правительства Россия обязывалась в течение 28 дней с момента начала войны выставить против кайзеровской Германии 700-800 тысяч солдат. А в наступление уже пойти на 16 день от объявления войны. Были особо оговорены функции Российского флота. Благодаря спланированной вредительской деятельности западных стран, он так и не был доведен до требуемого уровня. А посему ему не надлежало высовываться и занимать оборонительные позиции. Вот такая роль отводилась России в планируемой I Мировой войне.
     В 1912 году был принят план стратегического развертывания русской армии. До этого существовал план генерал-адъютанта Обручева Н.Н., подвергшийся потом сильной корректировке военным министром Куропаткиным. Общий план имел 2 подраздела:
1 - против Австро-Венгрии,
2 - против Германии.
Формулировка его была: «Переход в наступление против вооруженных сил Германии и Австро-Венгрии, с целью перенесения войны в их пределы». Подводя итог всем предвоенным приготовлениям Российской Империи необходимо отметить, что все беды России начались с уступок союзникам, как в составлении военной доктрины, так и военных планов, где красной нитью проходила тенденция полного подчинения не только интересам Франции, но и Англии, где на престол взошел кузен Николая II, Георг V. Последующие события войны обнажили весь трагизм последствий этой ситуации. 
   Историческая справедливость требует отразить как положительные, так и отрицательные моменты подготовки и вооружения российской армии. Россия извлекла уроки из неудач Японской войны, и, в первую очередь, шло оснащение армии станковыми пулеметами «Максим». Темпы, к сожалению, были недостаточны. Уже перед войной, военное ведомство запланировало их выпуск по 200 в месяц. По сути, капля в море. Это происходило из-за отсталости заводского оборудования на оборонных заводах, сложности конструкции, когда многие детали приходилось делать вручную. Но зато к началу Гражданской войны в 1918 году их было предостаточно. И косили потом «красные» белых, а «белые» красных. Такой предстала героика и романтика братоубийственной войны.
Более благополучной была картина в обеспечении войск легким стрелковым оружием. Еще в конце ХIХ в. Россия перешла на винтовку Мосина (обр.1891г) под унитарный патрон 7,62мм. Их было выпущено «казенными» Тульскими заводами 3 млн. штук. А на складах еще оставалось 810 тысяч снятых с вооружения винтовок Бердана. Часть их продали населению, а оставшиеся были предназначены для вооружения ополчения. В 1910г, с учетом новой войны, установили норму боекомплекта: 1000 патронов на одну винтовку и 75 тысяч на пулемет «Максим», с тем же унитарным патроном 7,62 мм. До полного боекомплекта не хватило 383 млн. штук патронов. И все же к началу I мировой войны в русской армии имелось 2,5 млрд. боевых патронов - 1000 -1200 штук на 1 орудие. Даже на имеющуюся в наличии тяжелую артиллерию, не хватало 200 тысяч снарядов. Но что удивительно, в особом дефиците была колючая проволока.
В тоже время было налажено продовольственное - вещевое снабжение, в массовом порядке поступало телеграфно-телефонное имущество. К началу войны был создан запас обозно-вещевого  имущества, вооружения, патронов на 2,5 млн. человек. Все это результаты труда военных инженеров, интендантов, тех невысокого ранга специалистов и рабочих, чьими трудами все созидалось  и созидается в России.
   А вот с авиацией было явно неблагополучно. Если авиационная промышленность в Германии была на первом плане, то в России даже не было своих авиазаводов. Все было по принципу: «Заграница нам поможет». По самым же скромным расчетам, императорская армия должна была иметь в авиационных отрядах 250 самолетов и столько же на случай убыли их на первом этапе войны. На самом деле, их было всего 263 единицы. Более того, часть из них, «Ньюпорт» и «Фарманы» давно устаревших моделей. Как говорится, что есть, то есть.
Глава 4. Война и российское общество
Нужно сказать об отношении российского общества к надвигающейся военной
угрозе. А он, настрой российской интеллигенции, был восторженно патриотичным, что соответствовало её духу и морали. У интеллигенции в России всегда было так: сначала восторг и умиление, а потом разочарование и поиск виновных. Дело в том,  что русская интеллигенция, произнося пафосные словеса о горькой судьбе рядового люда, об отсутствии у народа свобод, очень ревностно относилась к своим свободам, привилегиям и праву на сытую жизнь. И как только её, интеллигенции, жизнь ухудшалась, наиболее несдержанные начинали вопить и метаться. Это только народ должен безропотно сносить все тяготы и лишения.  Но, как ни странно, российская интеллигенция, и само собой, российский капитал ждали будущей войны. Даже когда бои  шли  полным ходом, они продолжали пребывать в 1915 году в состоянии эйфории, вызванной начальным периодом войны. Так, Санкт-Петербургское издание «Прометей» выпустило сборник под названием: «Что ждет Россия от войны?» Слово было предоставлено политикам, общественным деятелям, деятелям иску
сства, выразившим мнение разных слоев населения. Высказал свое мнение и лидер кадетов Милюков. Он подчеркнул, что Россия на первом этапе войны выполнила свой долг о поддержке славянской Сербии. Обобщив мнение интеллигенции, он подчеркнул, что мировая война повысит авторитет России как великой державы. В то же время все ждут решения глобальных государственных задач, которые решаются в ходе войны:
    - это воссоединение Восточной Галиции;
    - объединение Польши и увеличение ее за счет отвоеванных территорий;
    -  присоединение Угорской Руси, находящейся в Венгрии, за Карпатами;
    - присоединение к российским территориям части Западной и Восточной Пруссии;
    - усиление влияния на Босфоре и Дарданеллах;
Очень многие страны хотели этой войны, и велико было желание хозяев стран, втянутых в I Мировую войну, поживиться за счет передела сфер мирового влияния. Как видим, Российская империя готова была в этом участвовать. Всё тот же Милюков утверждал, что: «Решительная победа России над внешним врагом необходима не только в целях территориальных приобретений, но и решения задач поставленных России ее союзниками, для пресечения стремления Германии к всемирной гегемонии, угрожавшей в течение ряда лет Европейскому миру».  
  Но не у всех здравомыслящих общественных деятелей и политиков было столь восторженное отношение к войне. Нашлись и те, кто не побоялся выразить мнение другой части российского общества. Собственно, Россия всегда была богата людьми мыслящими, неординарными талантливыми учеными, трезвыми политиками, а еще людьми верующими, религиозными сподвижниками. Были такие и среди сановников. Одни из них, прирожденные аналитики, видели то, что не дано простым смертным. Видный сановник, государственный политик, Николай Дурново, незадолго до войны, обратился к Николаю II с письмом. В верноподданнической форме он убеждал монарха проявить государственную мудрость и воздержаться от участия в будущей мировой войне, тем самым спасти Россию и монархию. Ибо новая война будет концом династии Романовых. Он убеждал Николая II не идти на поводу «венценосного кузена» английского короля Георга. Анализируя ситуацию, сановник сделал вывод, что Георг V, будучи как никто заинтересованным в участии Российской Империи в Мировой войне, ненадежен и может предать своего брата в трудную минуту. Он предвещал России хаос и великую смуту. Как мы теперь уже знаем, все так и случилось. Но голос его был «гласом вопиющего в пустыне». До войны уже оставалось недолго….
 Глава 5. Война началась
Английский король Эдуард VII и германский канцлер Бисмарк, в разное время предрекали, что Мировая война начнется на Балканах. Поводом стало убийство 28 июня 1914 г. наследного принца Австро-Венгерского престола, эрцгерцога Фердинанда и его супруги. Франц Фердинанд Габсбург прибыл в Сараево для участия в военных маневрах, проводимых Австро-Венгрией на территории захваченных Боснии и Герцеговины.  День приезда совпал с печальной датой, битвой славян с турками при Косово. В Славянских странах Балкан это траурная дата. Сербия оплакивала «юнаков», павших на поле брани. Сербский студент Гаврила Принцип, принадлежавший к одной из молодежных организаций, выразил выстрелами свой протест захватнической политике Австро-Венгрии, а в частности, династии Габсбургов. Произошедшее могло бы остаться в рамках  судебной хроники и международных извинений, но трагизм ситуации состоял в том, что за Австро-Венгрией стояла Германия, давно искавшая формальный повод для развязывания войны. Под нажимом немцев Вена обвинила Сербию в организации убийства Франца Фердинанда, бывшего фигурой малозаметной и не отличавшегося ни государственным умом, ни военными талантами. Пышные похороны принца происходили уже на фоне разворачивающейся антисербской  истерии. 10 июля Австро-Венгрия предъявила Сербии свой ультиматум, угрожая в случае отказа, разрывом дипломатических отношений. Огласив пункты многочисленных претензий, Вена потребовала допустить австрийских следователей к расследованию, а также ввести ограниченный контингент своих войск на территорию суверенной Сербии. Председатель Совета Министров и министр иностранных дел Н. Пашич, выразил готовность своего правительства принять основные положения ультиматума, за исключением двух последних требований. Ведь ни одно мало-мальски уважающее себя государство не потерпело бы  столь грубого вмешательства во внутренние дела.
  А еще Сербия просила передать дело о сараевском убийстве на рассмотрение великих держав или в Гаагский международный трибунал. Слишком уж мала была Сербия против Австро-Венгрии, этим и объяснялась ее уступчивость. Но «австрияки» все предложения отклоняли. Отклонено было и предложение Великобритании о союзе международной конференции для мирного разрешения конфликта. Россия в лице Николая II обратилась с инициативой о посредничестве, что было  отклонено. Мир целенаправленно катился к войне. 14 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии. За спиной Австро-Венгрии стояла кайзеровская Германия, от нее в тот  момент зависело,  прекратить ли в зародыше австро-сербскую войну или дать ей все шансы перерасти в общеевропейскую. Но Германия абсолютно не колебалась, ибо лучшего повода для развязывания войны не было. И началась I Мировая война, ставшая трагедией для миллионов и миллионов людей. Мир покатился в пропасть.
    Россия же не могла, как известно, остаться в стороне. Российскую общественность давно уже угнетал захват Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. Тогда Россия, ослабленная Японской войной, не смогла помочь братьям славянам. Сейчас же, когда на беззащитную Сербию напал наглый агрессор, появился шанс реабилитироваться за прошлые потери и вновь утвердиться в славянском мире. Уже 11 июля, как только стало известно содержание ультиматума Сербии на заседании Совета Министров Российской Империи, было принято решение объявить мобилизацию 4х западных военных округов  - Киевского, Одесского, Московского и Казанского. А также Балтийского и Черноморского флотов. Но приказ о всеобщей мобилизации был подписан российским монархом только 16 июля. Дело в том, что не отличавшийся высокими моральными принципами  кайзер Вильгельм, попросту водил Николая II за нос, обещая выступить посредником между Россией и Австро-Венгрией. Заколебавшись, тот попытался отменить уже начатую всеобщую мобилизацию. Об этом во все концы было передано по телеграфу вечером 16 июля. Министру иностранных дел Сазонову, опытному дипломату и человеку мудрому все же удалось убедить царя в неизбежности войны с Германией на новом этапе отношений. И все равно, всеобщая мобилизация началась только 18 июля 1914 года. Уже в 12 часов ночи с 18-го на 19-е июля Россия получила германский ультиматум, с требованием в течение 12-ти часов прекратить мобилизацию, в противном случае Германия сделает тоже самое. Вильгельм II лукавил. Германия давно уже находилась в полной боевой готовности к большой войне, отмобилизовав армию, флот,  ж/д транспорт, всю экономику. Российский министр иностранных дел Сазонов, в ответной ноте пояснил, что за 12 часов отменить мобилизацию просто невозможно. Посему, Россия готова урегулировать возникшие международные разногласия в третейском суде, в Гааге. Но Германия нагло шла к своей цели, объявив России войну 19 июля 1914г, в 7 часов вечера.
    5 стран: Россия, Франция, Англия, Германия, Австро-Венгрия вступили в войну. С первых дней, сюда были втянуты и малые государства: Турция, Бельгия, Черногория. На Тихом океане, на стороне Антанты выступила Япония, которую привлекали колонии Германии. Но это было только началом. Каждый последующий год, в бойню втягивались все новые и новые страны. Война становилась полномировой.
    
В России в июле 1914 года все напоминало всенародное историческое воодушевление, происходившее в памятном 1877 году, когда наша страна поднялась в едином порыве на войну за освобождение Болгарии от Османского ига. Был опубликован манифест императора Николая
II к российскому народу, самодержец писал, что вынужден воевать, чтобы защитить честь, достоинство, государственную целостность России. Царь утверждал, что укрепится еще теснее единение царя с народом, и что Россия, поднявшаяся  как один человек, отразит дерзкий натиск врага. С подобными обращениями к своим народам, выступили главы правительств и монархи всех стран вступивших в войну. Они в один голос говорили о своем исключительном миролюбии, великом нежелании  воевать  и о том,  что они вынуждены только защищаться.
    В день объявления войны, по всей России прошли многолюдные патриотические шествия и манифестации с пением государственного гимна, призывали воевать до победного конца, оказать помощь братья-славянам, стать на защиту Отечества. И, конечно, катализатором всех процессов выступила российская интеллигенция. С началом войны в России угасли  политические страсти. Впечатляет такой факт: 96% солдат запаса, подлежавших призыву в связи с всеобщей мобилизацией, явились немедленно в свои части. Генштаб, осторожно запланировал только  80% явки. Первый год войны дал императорской российской армии огромное количество добровольцев.
    Моральный настрой на войну с Германией и Австро-Венгрией, напавшей на беззащитную славянскую Сербию, в различных слоях российского общества оказался очень велик. Николай II даже повелел переименовать столицу из Санкт-Петербурга в Петроград, а лейб-гвардии Санкт-Петербургский полк в лейб-гвардии Петроградский. Мобилизация русской армии шла успешно, однако российские железные дороги и большие расстояния не позволяли вовремя сосредоточить  войска на западной границе в короткие сроки. На 15-й день мобилизации Россия смогла передислоцировать только треть армии. Германия и Франция в те же сроки смогли завершить сосредоточение своих армий. Более того, войска из Сибири прибыли только на 60-й день после объявления мобилизации.  
   Глава 6. Восточный фронт и Восточно-Прусская операция
Первоначально на Восточном фронте, получившем еще наименование Русский, развернулись силы главных противоборствующих сторон России и Австро-Венгрии. Германия же имела второстепенное значение. Она все свои силы бросила против Франции. На Восточном фронте военных действий, немцы предполагали удержать за собой Восточную Пруссию. Для этого они держали армейскую группу общей численностью 200 тысяч человек. Зато австро-венгры развернули против России 35 пехотных и 11 кавалерийских дивизии, численностью 750 тысяч человек, ожидая прибытия еще 250 тысяч. Сосредоточение и развертывание русских армий осуществлялось по мобилизационному плану, предусматривавшему, что большая часть сил будет все таки направлена против Австро-Венгрии. Было образовано 2 фронта: Северо-Западный и Юго-Западный. Главнокомандующим Северо-Западным фронтом стал генерал Жилинский. Фронт первоначально состоял из 2-х армий. Одной командовал генерал Самсонов А. В.,  другой генерал Ренненкампф П. К. Главнокомандующим Юго-Западного фронта стал генерал Иванов Н.  И.   Фронт состоял из четырех общевойсковых армий:  3-й генерала Рузского, 4-й генерала Эверта А. Е., 5-й генерала Плеве и 8-й генерала Брусилова.  В последующем на русском фронте будет действовать 12 общевойсковых армий. Появиться еще и 13-я армия. Её-то и побоялись назвать тринадцатой, стремясь избежать цифры, приносящей несчастья, и стали называть особой. На Кавказе же действовала еще и кавказская армия, образовавшая в ходе войны самостоятельный Кавказский фронт.
   Верховным главнокомандующим в 1914-1915 годах был великий князь Николай Николаевич-младший. При верховном главнокомандующем был создан штаб, который стал органом управления всеми сухопутными и морскими силами. Начальник штаба был ближайшим помощником и исполнителем воли главнокомандующего и имел право от его  имени, отдавать  приказы и распоряжения. Он же в определенных случаях замещал главнокомандующего. В 1914-15гг. эту ответственную должность занимал генерал М. В. Алексеев. Была создана Ставка Верховного  главнокомандующего, тем самым был разрушен принцип полевого управления войсками в ходе войны. Аппарат Ставки к 1917 году был чрезвычайно раздут и включал в себя 16 управлений и 3 канцелярии, в которых было задействовано 250 человек «управленцев».
      В ходе развертывания русских войск на Восточном  театре военных действий, командование задумало разрешить  две стратегические задачи одновременно. Это: обеспечить разгром германских войск в Восточной Пруссии и перенести боевые действия на территорию врага, а также предпринять решительное наступление в Галиции, разгромив при этом главные силы Австро-Венгрии. Именно они, имели перевес над противостоящими им русскими армиями. Военная кампания на Русском фронте открылась Восточно-Прусской операцией. 1-я армия генерала Ренненкампфа наступала в обход Мазурских  болот, отрезая немцев от Кенигсберга. 2-я армия генерала Самсонова вела наступление в обход озер, с запада, не допуская отвода германских дивизий за Вислу. Восточно-Прусская операция подготовлена была слабо. Несмотря на превосходство в численности, русские армии имели недостаток артиллерии, особенно тяжелой. У немцев таких батарей было 39, у нас три. Дело в том, что германское вторжение во Францию стало предпринимать настолько угрожающие размеры, что под ударом мог оказаться Париж. Французское правительство запросило у России срочной помощи в виде большого наступления, чтобы отвлечь часть войск Германии с территории Франции. Вот в таких условиях и возникала Восточно-Прусская операция. Главнокомандующий Николай Николаевич   приказал генералу Жилинскому перейти границу Восточной Пруссии уже на 14й день мобилизации. Главная операция началась наступлением армии генерала Ренненкампфа. В окрестностях города Гумбиннен завязалось одно из крупнейших сражений начала I Мировой войны. Сначала немцы имели успех, но потом удача их покинула, и, понеся большие потери, 17-й германский корпус отступил, потеряв 8000 тысяч убитыми, и свыше тысячи попало в плен. Русские захватили 12 тяжелых  орудий. Но эффект от победы был утрачен, благодаря полной бездеятельности, а возможно и предательства генерала Ренненкампфа и его штаба. Можно было организовать преследование разбитого противника, выгнать немцев из Восточной Пруссии, изначально изменить ход событий в пользу Российской Империи. Воспользовавшись оплошностью, немцы теперь в спешном порядке перебрасывают с Западного фронта в Восточную Пруссию войска. Во главе ударной 8-й армии становится генерал Гинденбург, а начальником штаба генерал Людендорф, организовавший ранее быстрый захват Бельгии. Пока  Ренненкампф преступно бездействовал, 2-я русская армия генерала Самсонова в трудных условиях внедрилась в Пруссию с запада от Мазурских дорог. Командование фронта дает ему команду энергично вести наступление в заданном направлении. Связь с Ренненкампфом была утеряна. Немцы, воспользовавшись преимуществом своих железных дорог, перебрасывают в Восточную Пруссию подкрепления и обрушивают  на армию Самсонова всю мощь укрепленной 8-й армии.
  Несчастная Россия! За бездарность, беспечность и тупость генералов всегда
приходилось расплачиваться солдатскими жизнями. Ставка, командование Северо-западного фронта вели по радиотелеграфу все переговоры, не стараясь их даже зашифровывать. Немцы все знали заранее, и окружили большую часть армии Самсонова в районе Комусинского леса. Генерал Ренненкампф знал всю обстановку, но не пошевелил и пальцем, хотя его войска были от окруженной армии всего в 40 км. 2-я русская армия понесла огромные потери. Только малая часть вырвалась из окружения. Историк
I Мировой Зайончковский, так определил причину разгрома самсоновской армии: «Русские войска потерпели поражение не столько от германских войск, сколько от бездарных своих высших начальников. Своей  боевой службой войска восполняли оперативную помощь высших штабов и начальников, расплачиваясь потерями поражениями».  Весь трагизм ситуации был в том, что Ренненкампф не пошевелился даже тогда, когда часть немецкой армии повернулась к первой армии спиной. Если бы Ренненкампф силами 1-й армии ударил бы в спину 8-й германской армии, то русским войскам бы удалось не только уйти от разгрома, но и открыть себе дорогу на Берлин. Не исключено, что война бы закончилась еще в 1914 году. Сколько же раз Россия являла миру, радикальным образом изменить его судьбу. Но, увы…. А дальше все просто. Расправившись с армией генерала Самсонова, 8-я германская армия стала преследовать 1-ю армию  генерала Ренненкампфа. Русским войскам пришлось  выйти за пределы Восточной Пруссии. Вся эта неудачная военная и кампания стоила императорской российской армии почти 10% ее численности, ко всему еще позор и негативная оценка событий в обществе. Ренненкампфа выперли из армии с позором, так и не получив ответа, что это предательство или примитивная тупость дурака-генерала. А вот для союзников России по Антанте даже неудачи русских войск имели глобальное  значение. Немецкая ударная группировка была ослаблена за счет переброски войск в Восточную Пруссию, и это позволило англичанам и французам выиграть битву на реке Марне. По сути, ценой гибели армии Самсонова, стратегический план военного командования Германии, рассчитанный на быстрый разгром Франции, потерпел неудачу.
Продолжение следует....

Публикуется с личного разрешения автора.

Комментариев нет:

Отправить комментарий