среда, 31 августа 2022 г.

Гитлеровский геноцид и судьба Польши ( исторический очерк)

 Лемиш Н.Ф.


1 сентября отмечается одна из самых трагических дат в мировой истории - начало II Мировой войны. Более масштабной и страшной войны, наверное, не было. Эта война самая кровопролитная – общее число ее жертв осторожно оценивается примерно от 40 до 72 млн. человек. II Мировая война была и самой разрушительной: общий ущерб все воюющих стран был огромным,  превзошёл объёмы предыдущих войн, и равен полутора, а то и двум трлн в долларовом эквиваленте. И в это войне участвовало более всего государств  62  из 73 существовавших в тот момент на планете, или 80% населения Земли. Война велась на земле, в небесах и на море – боевые действия шли на трех континентах и в водах четырех океанов. И это была единственная война, в которой было применено ядерное оружие. 
Но, видимо, человечество неспособно никогда и ничему   научиться. Для некоторых история - путешествие по полю, на котором растут только грабли, а на изрядно разбитый лоб лепят
жизнеутверждающие наклейки с эмблемами Евросоюза (который, кстати, тоже был придумкой несостоявшегося художника Шикльгрубера). И теперь те, кто со слезами на глазах, (а то и с отпечатком гитлеровского сапога на заду), шёл в объятия фашистского
"Neuordnung"а, «Нового порядка», теперь заливаются истеричным визгом, кляня на все лады СССР, в своё время освободивший "старушку Европу" от коричневой чумы. Но, видимо, умение переворачивать всё с ног на голову присуще истинным демократам, и, прости Господи, либералам, какими себя считают страны нынешнего Евросоюза. А им нелишне было вспомнить,  какими "дарами" их осчастливила фашистская Германия. В частности, это очень важно помнить Польше, с которой, собственно, и началась II Мировая война.
  
Польша. Страна со сложной историей, с высочайшими амбициями и спесью. Говорят, что каждый народ достоин своего правительства. Поэтому определение «спесь» более приемлемо для польской верхушки, во все времена жившей по всем канонам существования местной высокородной шляхты. Как было сказано в старинной поговорке, отражающей всю суть польской доктрины существования: «пенонзов немае, а гонору мае» (денег нет, а гонору, спеси - через край).
Весь феодально-буржуазный и чисто буржуазный период в истории Польши – это политические интриги, неистощимое желание найти себе сюзерена, относительно верно служить ему, пока есть выгода, и под сенью покровителя урвать себе кусок побольше и пожирнее. С лица Польши вечно не спадает маска обиженной и вечно угнетенной «продажной дамы», которой все должны. Вместе с тем, на политической мировой арене она перед II Мировой войной честно заработала себе кличку «гиена Европы».
Начиная со стародавних времён, когда Польша находилась под протекторатом Российской Империи, она хронически страдала нехорошей особенностью – русофобией. Есть в польской истории относительно короткий социалистический период, закончившийся с развалом СССР, период стабильности и экономического благополучия. Тогда Польша была сильной страной с развитой промышленностью и эффективной социальной сферой. Но как только Польша вновь стала буржуазной, изо всех щелей попёрла русофобия и патологическая ненависть ко всему, что даже отдалённо напоминает социализм. Сейчас Польша живёт за счёт дотаций Евросоюза, и мнит себя страшно обиженной, Красную армию считает оккупантом и носится с идеей получить с нынешней Российской Федерации огромную компенсацию за нанесённый ущерб её экономике в послевоенный период. Из Польши, (как
впрочем, и из стран Прибалтики), так и «прёт» ненависть к Советской Армии, освободившей страну от фашистских оккупантов. На русофобии и отрицании истории
II Мировой войны уже воспитано ни одно поколение поляков. Напрочь забыто всё, что сделал для неё Советский Союз, что более 600 тыс. советских солдат сложили свои головы на территории Польши, освободив её от фашистских поработителей. Забыто, что ценою тысяч советских солдат был спасён древний исторический центр – город Краков от полного разрушения. Забыто, как Советский Союз, хлебоносные регионы которого стали пепелищами, отрывал от себя хлеб и тысячами тонн направлял в голодающую Польшу. В послевоенный период Польша получила от советского правительства только грузовых автомобилей 150 тыс. Наши специалисты участвовали в восстановлении Варшавы, между тем тысячи советских городов и деревень лежали в разрухе и пепелище. У этой страны, и  её народа оказалась короткая память. Да и есть ли она у них вообще? Можно было бы на всё это, как говорится, махнуть рукою, если бы позиция Польши не находила бы поддержку в определённых либеральных кругах внутри России. Меж тем отрицание подвига советского народа в Великой Отечественной войне возведено поляками в невероятную степень. Они абсолютно отрицают факт освобождения советскими войсками самого страшного из фашистских концлагерей – Майданека. А ведь не зря именно на территории Польши гитлеровская Германия разместила самые главные концентрационные лагеря смерти.
В буржуазной довоенной истории страны предостаточно темных пятен. И одно из них – пресловутый еврейский вопрос, который она разрешала радикальным способом, с завидной периодичностью организуя то и дело прокатывающиеся по стране еврейские погромы. Вступая в разного рода военные соглашения и союзы с фашистской Германией, Польша в еврейском вопросе брала пример с фашистской Германии. Дошло до того что, будучи в Германии, и тепло встреченный Гитлером посол Польши Юзер Липский восторгался гитлеровским вариантом расовой теории, а вернувшись в Польшу, выступил с идеей установить в Варшаве памятник «великому фюреру» Адольфу Гитлеру за то, что он столь умело разрешил в Германии пресловутый «еврейский вопрос». Опыт Германии «всецело надлежало внедрить» в Польше. Но пройдёт совсем мало времени – чуть больше года, и Германия уже сама, на территории Польши, будет решать не только «еврейский вопрос», но и «польский», т.е. массовое уничтожение поляков.
 
А теперь вернёмся к истории событий рокового 1939 года, когда Германия, напав на Польшу, фактически развязала
II Мировую войну. Дело в том, что оккупировав с молчаливого согласия Англии и Франции Чехословакию, Гитлер в своей захватнической политике отметил для себя определённый этап, характеризующийся как «мирный». В это «мирное» время надлежало приступить к более решительным действиям на «театре европейской политики». Теперь любой дальнейший шаг мог привести только к агрессии и войне. К весне 1939 года время блефа миновало. Как выразился фюрер на одном из совещаний, «предстояло испробовать войска». И добавил, что предпочёл бы это сделать «локальным способом». В гитлеровском календаре захватов стран уже означилась очередная жертва: Польша. Подготовка началась ещё осенью 1938 года. Были сформированы требования к польскому правительству – согласиться на присоединение «вольного города» Данцига (Гданьска) к Германии, и на предоставление экстерриториальных дорог – железной и шоссейной через «польский коридор» для связи с Восточной Пруссией. Требования эти как раз и были оглашены Гитлером во время пресловутой встречи посла Липского в октябре 1938 г. Тот, как известно, восторгался порядками в Германии и разрешением «еврейского вопроса». И Гитлер, дабы усладить слух посла Польши – яростного ненавистника Советского Союза, и усыпить его бдительность, выставил ещё одно важное условие для успешного германо-польского сотрудничества: проведение совместной политики, направленной против России. 21 марта 1939 года министр иностранных дел Германии Риббентроп вызвал Липского и сообщил ему, что Германия настаивает на своих требованиях о Данциге. На новый демарш Польша ответила отрицательно, тогда Риббентроп начал угрожать Польше, намекая на судьбу Чехословакии. Только на сей раз Польша встревожилась не на шутку. Вслед за ней забеспокоился и Лондон. Английские круги считали, что Германия уже получила достаточно немалый аванс. Существовавший негласный договор определял, что дальнейшая агрессия Германии будет направлена только против Советского Союза. Чтобы несколько уменьшить пыл Гитлера, 31 марта 1939 г. английское правительство Чемберлена заявило, что оно даёт военные гарантии Польше, в случае агрессии со стороны Германии. Англию поддерживают Франция, Румыния и Греция.
   По сути дела, Англия и Франция своими интригами оставили Гитлеру только один выход: напасть на СССР. И Чемберлен открыто сказал об этом в своем выступлении в Бирмингеме. По свидетельству руководителя военной разведки – Канариса, это вызвало у Адольфа Гитлера приступ ярости. Но блефуя всю свою жизнь, этот интриган воспринял выходку Англии, как пустую угрозу. Он никак не мог поверить, что Англия будет воевать с Германией из-за какого-то польского Данцига. Уже 3 апреля 1939 г. появился набросок плана нападения на Польшу. Даже в канун нападения Гитлер считал, что Запад, скорее всего, не выступит в её защиту. Но решил подстраховаться, сообщив за 3 недели до нападения на Польшу верховному комиссару Лиги Наций, профессору из Швейцарии Буркхарду: «Всё, что я предпринимаю, направлено против России. Если Запад не в состоянии понять это, я буду вынужден добиться соглашения с Россией, разбить Запад, а достигнув победы после его поражения, собрав все силы, двинуться на Россию».
   Но интриган не может без того, чтобы не усыплять бдительность будущего противника. Поэтому 5 мая зам. отделом печати германского МИДа фон Штумм повел зондирующий разговор с поверенным в делах СССР, в Берлине Г.А. Астаховым и акцентировал его внимание на то, что агрессивный тон немецкой прессы изменился по отношению к Советскому Союзу, что следует расценивать как существенный поворот в германской политике. Астахов же отметил, что это свидетельствует о сугубо тактическом маневре третьего рейха. Но немцы были настойчивы, и немецкий посол фон Шуленбург получил полномочия начать переговоры об улучшении советско-германских отношений. 20 мая он был принят наркомом иностранных дел Молотовым. Шуленбург поставил вопрос о заключении торгового соглашения между СССР и Германией. Молотов был холоден, ко всему отнесся скептически. Но Германия инициировала переговоры на различных уровнях. 20 августа 1939 г. сам фюрер направил телеграмму Советскому правительству и уточнил миссию Риббентропа о заключении договора о ненападении между Советским Союзом и Германией. Хроника происходивших событий убедительно показывает, что инициатива заключения этого договора исходила от германского правительства. Советское правительство же относилось к этой инициативе чрезвычайно настороженно, сознавая, что за этим кроется хитрый расчёт Гитлера. Одновременно Советское правительство прилагало все усилия, чтобы прийти к соглашению с западными державами о создании общего фронта миролюбивых стран в борьбе с гитлеровской агрессией. Однако патологическая ненависть к СССР в правящих кругах этих стран оказалась сильнее чувства самозащиты. И они продолжали следовать по роковому пути, отказываясь от заключения соглашения с Советским Союзом. Даже тогда, когда встреча делегаций для заключения соглашения состоялась, что якобы уполномоченные к подписанию соглашения с английской стороны отставной адмирал Реджинальд Дракс, а с французской – бывший пехотный генерал Думенк, после 3-х дней (15-17 августа) переговоров заявили, что полномочий на подписание соглашения они не имеют. А глава английской миссии Стренг вовсе укатил в Лондон, сославшись на «срочные дела». Стало очевидно, что западные державы не хотят никакого соглашения с Советским Союзом. Советский Союз дал согласие на приезд Риббентропа в Москву. 23 августа 1939 г. советско-германский договор о ненападении был подписан. Меж тем до нападения Германии на Польшу оставалась неделя. Зная о планах Германии относительно Польши, Советский Союз ранее предлагал ей свою помощь, но русофобское польское буржуазное правительство эти предложения отвергло. А после подписания советско-германского договора о ненападении вопрос заглох.
   Советский Союз почти на 2 года обеспечил себе передышку. Для западных держав советско-германский договор о ненападении означал провал всех планов столкнуть Советский Союз и Германию лбами, один на один. И в это время влиятельные политики, как Запада, так и в самой Германии мечтали совместно вести войну с Советским Союзом. Да и сам Гитлер всё ещё считал возможным уладить «польский вопрос» без конфликта с Англией и Францией. Под влиянием этих настроений он даже перенёс день нападения на Польшу с 26 августа на 1 сентября 1939 г. Дальше всё необычно в стиле действий германской дипломатии, когда вопросы о войне и мире решались неожиданно и причудливо. Какое-то неизвестное до того частное лицо, шведский подданный Биргер Далерус, стал вести от лица Германии переговоры с Англией и Францией. 25 августа он отправился в Германию, а вернулся с письмом лорда Галифакса к Герингу, в котором предлагалось урегулировать «польский вопрос». Письмо, по-видимому, содержало очень широкую программу сотрудничества между Гитлером и британским правительством. Судя по тому, как письмо это странным образом после войны было «просто утеряно», можно не сомневаться, что в нем была представлена самая широкая программа сотрудничества между Гитлером и британским правительством, которая могла бы серьёзно скомпрометировать ряд западных политиков. Польша становилась разменной монетой в игре, которую Лондон вёл с Гитлером. Гитлер, как азартный игрок, слишком понадеялся на свою наглость. Он прямо потребовал, чтобы 30 августа в Берлин прибыл представитель польского правительства и подписал бы безоговорочно протокол о присоединении Данцига и части «польского коридора» к Германии. Но Польша отказалась и 30 августа всё тот же Далерус в четвертый раз отправился в Лондон, чтобы уладить этот спор. Но переговоры Далеруса показали, что английская верхушка жаждет соглашения с Гитлером, а Польшу поддерживает для виду. Ещё на совещании 22 августа Гитлер поставил цель: полное уничтожение Польши.
От автора: жизненное кредо Польши, как государства – это подлость, шантаж, предательство и
крайний этноцентризм, включающий и русофобию, и антисемитизм, и славянофобию. Истоки его идут из глубокого средневековья, когда украинцев именовали в лучшем случае «пся крев», быдло, (поищите дословный перевод),
«холера ясноглазая», а то и вовсе непечатно. Панство, что скажешь!
 Поиск в лице Германии покровителя, желание примкнуть к переделу Европы под крылом фашистской Германии, вечное пресмыкание перед сильными мира сего привели её в разряд третьесортной державы. Державы, не имеющей чёткой и ясной политики, раздувающейся от дутого гонора и самодовольства. Это Гитлер в своё время, в одной из своих длинных речей сказал: «Польша подобна собаке, болтающейся под ногами. Так и хочется пнуть её сапогом…» Для западных держав Польша всего лишь средство для торговли с Гитлером, хотя Польша все время старалась получить максимальные дивиденды от сотрудничества с Лондоном. Но вместо этого несла только потери и испила горькую чашу поражения и позора. Зато послевоенная Польша, став страной социализма, в полной мере получала помощь от Советского Союза. Ныне, занимаясь шантажом и объявляя себя форпостом в противостоянии с Россией, за свой «труд» клянчит деньги у Евросоюза.
  Гитлер отбросил все соображения, основанные на таких «старомодных» понятиях, как право, закон, этика, порядок, гуманность. Он начал II Мировую войну с чудовищной провокации, не имевшей себе равных в истории войн. Была она состряпана германскими спецслужбами и инсценирована как нападение поляков на радиостанцию в приграничном немецком городке Глейвице.
Впервые некоторые детали этой операции были обнародованы на Нюрнбергском процессе над главными фашистскими преступниками. Однако более или менее картина сложилась только в результате обобщения многих исследований историков ГДР и ФРГ, и новых материалов, обнаруженных в архивах гестапо.
Итак:
- руководство операцией осуществлял Рейнхард Гейдрих. Непосредственное исполнение было поручено начальнику гестапо Мюллеру. Для удобства руководства акцией он разместил свой опорный пункт в городе Оппельн.
Операция делилась на три этапа:
- ответственным за 1-й этап был штурмбаннфюрер Науйокс. Он подобрал себе группу из 7 чел., которая по условному сигналу «бабушка умерла» должна была напасть на радиостанцию, захватить её и передать в эфир «воззвание польских борцов за свободу»;
 - второй этап состоял в том, что должно быть фиктивное нападение на таможню в приграничном Хохлинде. Для этой цели были выделены 300 эсэсовцев, 150 из которых одеты в польскую форму. В ночь с 31 августа на 1 сентября после получения условного сигнала «Агата» должно было состояться нападение на германскую таможню. Одетые в польскую военную форму эсэсовцы должны были перекликаться по-польски и петь польские песни. Таможню переодетые фашисты заняли, а здание разрушили. Но этого оказалось мало.
 - на третьем этапе между 20 и 22-мя часами 31 августа было инсценировано нападение на дом немецкого лесника. Был не только захвачен дом, но и были взяты «заложники». Эта операция в рамках секретности была поручена особому отряду, действовавшему отдельно от остальных участников.
  В течение всего хода провокаций между Гиммлером, чьё ведомство курировало процесс, и Гитлером поддерживалась постоянная связь. Фюрер был полностью в курсе происходившего. В провокации, прямо или косвенно, было задействовано около 300 статистов и 40 чиновников гестапо разного уровня, а также не менее 2000 жителей приграничной зоны, разуется не имевших никакого представления, в каком фарсе им пришлось участвовать.
  Задействован был и вермахт. О предстоящих событиях заранее был информирован начальник генштаба сухопутных войск Гальдер. Не обошлось и без руководителя военной разведки (абвер) Канариса. Тот, в свою очередь, выделил для осуществления провокации польские военные мундиры.
  Ночью уже немецкие радиостанции вовсю трубили о нападении поляков на немецкую радиостанцию, таможню и семью лесника.
    А уже в 0 часов 45 мин. 1 сентября 1939 г. гитлеровские орды вторглись в Польшу. Началась Вторая Мировая война. С некоторым запозданием, только 3 сентября, Англия и Франция объявили, что находятся в состоянии войны с Германией.
     При этом оказалось, что именно служба СС лучше всего была подготовлена к войне. Гиммлер и Гейдрих уже хорошо знали, что их формирования будут играть главную роль в оккупационной политике, и соответственно к этому готовились. Вовлекши армию в провокацию, послужившую поводом к войне, они ещё получили официальное согласие вермахта на действия гестаповских формирований в тылу германских войск.
    Польша стала полигоном для отработки сотрудничества СС и вермахта. После польской кампании Гиммлер убедился в полном послушании армейского руководства, когда дело касалось программы геноцида.
   
Польская армия оказалась абсолютно неспособной противостоять германской агрессии. Более того, подлое польское правительство в разгар военных событий бросило на произвол исходящее кровью государство, укатив в Англию. А отчаянные польские уланы бросались, от безысходности  с саблями на немецкие танки. Естественно, что лёгкая победа напрочь вскружила голову рейсфюреру СС Гиммлеру, которому хорошо был известен план нападения на Советский Союз, попытка сокрушить первое в мире социалистическое государство, превратив народы СССР в рабов немецкой расы господ.
   С весны 1940 года полны ходом шла выработка оперативного плана «Барбаросса» - плана агрессии против Советского Союза. Однако Гитлер считал, что ему необходимо сначала разобраться с противниками рейха на Западе. Первой в этом ряду стояла Франция. А в отношении Польши, меж тем, были приняты все меры, чтобы максимально быстро привести в действие план «освоения польского пространства».
    Гиммлер нашёл, по его мнению, идеального исполнителя. Им стал обергруппенфюрер СС, нач. полиции г. Люблина Одило Глобочник. Сбежав за ограбление венского ювелира из Австрии, он, найдя приют в Германии, сразу вступил в СС, где приобрёл репутацию «специалиста по мокрым делам». Более того, он стал заниматься выполнением особых поручений рейхсфюрера СС. В 1939 году он дослужился до чина гауляйтера, но попался на махинациях и был понижен в звании. Однако когда возникла особая нужда в жестоких палачах для расправы над поляками, о нём вспомнили, поручив ему осуществление планов по опустошению и колонизации покорённого государства. Большая часть прежде суверенной Польши была переименована в генерал-губернаторство, а генерал-губернатором назначен садист и палач Ганс Франк. Франк, будучи «вице-королём Польши», как его величали подчинённые, говорил на одном из совещаний: Не надо быть излишне чувствительными и пугаться от того, что мы расстреляли каких-то семнадцать тысяч поляков.
  Планы гитлеровского руководства по отношению к Польше были детально раскрыты на заседании трибунала в Нюрнберге. Германизация или онемечивание указано в материалах обвинения, обозначает уничтожение национального характера оккупированных территорий и искоренение всех тех, кто не примет нацистской идеологии.
  Характеризуя общие цели оккупационной политики нацистской администрации в Польше, обвинитель из США Гаррис обрисовал все аспекты уничтожения народа и польского государства.
  Целей было много.
1.Подчинить себе материальные и людские ресурсы, чтобы разорить генерал-губернаторство, превратив его в вассальное формирование. Главное - за счёт этого усилить нацистскую военную машину.
2.Создание немецких поселений на территории Польши на наиболее плодородных землях, чтобы ускорить процесс онемечивания.
Для этого нацисты планировали:
- сохранить в захваченных районах производственные мощности, с целью использовать всю произведённую продукцию для нужд Германии;
- превратить генерал-губернаторство в полигон для уничтожения евреев, европейской интеллигенции и всех несогласных с гитлеровским режимом. И поскольку польская интеллигенция трудно поддавалась германизации, заодно уничтожить и её;
- после покорения Советского Союза и других государств радикально решить судьбу бывшего государства, превратив его в сплошной мировой концлагерь, а оставшихся в живых поляков выслать за Урал, оставив их умирать естественным образом;
- вывозить всех физически пригодных польских граждан в Германию для работы на военную немецкую машину. Цели здесь две: выполнить требования на немецкую рабочую силу со стороны военной промышленности, предотвратить рождение нового поколения поляков;
- превратить всех жителей хотя бы с каплей немецкой крови в германских подданных, которые бы фанатично были преданы идеалам фашизма. Они должны сформировать области, включённые в состав германской империи. Провести чёткую систему расовой регистрации. Отказавшихся от регистрации уничтожить в концлагерях;
- ввозить тысячи немецких подданных в Польшу для заселения освободившихся территорий;
- конфисковать, особенно в сельской местности, всю собственность поляков, евреев и всех недовольных нацистами.
Наряду с тем, чтобы проводить реконструкцию польской экономики, включение её в германскую экономическую систему, с территории генерал-губернаторства следует вывозить всё сырье, все материалы, весь лом, машины, которые в первую очередь будут необходимы для германской военной промышленности. Воплощалась в жизнь и чудовищная программа «освобождения» Польши от наиболее активной части её коренного населения и превращения сотен тысяч людей в рабов германской военной промышленности. Естественно главная роль принадлежала карательному аппарату нацистов. Не отставала от них и нацистская администрация во главе с гауляйтером Франком.
  На востоке страны были организованы специальные гетто, куда шло в массовом порядке
переселение поляков. Одновременно, не прекращаясь ни на минуту, шла отправка на принудработы десятков тысяч местных крестьян. В спешном порядке ведомством Гиммлера были разработаны «Правила обращения с поляками», насильно увезёнными в Германию. Они были рассчитаны на то, чтобы превратить польских рабочих в «домашний скот арийских рабовладельцев». В этих правилах содержалось 15 параграфов. Если кратко, то:
- никто из поляков не имеет права жаловаться на своего хозяина;
- всем ведомствам рейха запрещено принимать от них жалобы;
- с 20 до 6 часов утра поляки не имели права покидать помещение;
- запрещено полякам пользоваться велосипедом для поездки на работу, посещать кинотеатры, слушать концерты и даже ходить в церковь. Строжайшим образом запрещалось посещение кинотеатров, ресторанов, запрещались всякие «сходки и собрания»;
- поляки не имели права пользоваться городским транспортом;
- запрещено полякам переходить от одного хозяина к другому;
- немецким хозяевам дано право подвергать рабов телесному наказанию.
   Польские женщины и девушки часто использовались в немецких семьях в качестве прислуги. Их число оценивается в 400 – 500 тыс. чел. Разумеется, никакой зарплаты женщины и девушки не получали и приданы немецким хозяйкам в качестве бессловесных слуг.
  Программу по массовой депортации поляков на германские военные заводы можно было вспомнить лишь из-за массовых облав на юношей и девушек в польских городах. Франк в этом деле преуспел, отрапортовав фюреру о вывозе в Германию с февраля по июль 1940 г. 800 тыс. «остарбайтеров». Естественно, что угон сопровождался неслыханным террором. Убийцы при этом применяли излюбленную тактику превентивных арестов и казней. Не только все коммунисты, все левые и профсоюзные деятели, но и вся интеллигенция Польши попала в черные списки. На них была буквально открыта охота. Все они попадали в лагеря смерти.
 10 мая 1940 года Германия напала на Францию. Гауляйтер Польши Франк использовал сложившуюся ситуацию, когда общественное мнение было занято судьбой гибнущей Франции, для ликвидации сотен тысяч неугодных поляков. Специальная операция получила название акция АБ. Возглавил её руководитель полиции и СД в генерал-губернаторстве обергруппенфюрер Фридрих Крюгер, помощником его стал отъявленный палач бригаденфюрер СС и полиции Бруно Штреккенбах, подручный Гейдриха. В подчинение этим двум организаторам геноцида поляков была придана группа эсэсовцев, присланных из Берлина. Уже в начале 1939 года гестапо арестовала несколько профессоров Краковского университета. Это стало началом акции АБ. Франк распорядился, чтобы арестованных профессоров не везли в Германию, а расстреляли на месте. Так гитлеровцы уничтожали польскую интеллигенцию. Более того, ведомство Франка отправило всем судебным инстанциям соответствующее распоряжение, сводившееся к простому решению: «Любая попытка судебных органов в дела лиц, арестованных в порядке акции АБ, будет рассматриваться как предательство». Комиссия по расследованию ходатайств об амнистии не должна принимать заявлений от родственников арестованных.
  После окончания акции АБ Франк устроил приём по поводу убытия Штреккенбаха, на котором выразил ему благодарность за «проделанную работу», в ходе которой были расстреляны 17 тыс. польских граждан.
   В 1940-1941 годах всё более массовый характер приобрели аресты заложников и убийства ни в чём не повинных граждан. Для упрощения процедуры полицейские полевые суды получили право исполнять приговор на месте.
    Польша стала воистину «опытным полем» для осатаневших безумцев, которые решили, что они могут перетасовывать целые народы, очищать их от «неарийских элементов», уничтожать миллионы людей, выводить «чистопородных арийцев» наподобие породистого скота. Немало потрудились в Польше фашистские расоведы. Одновременно с депортацией и уничтожением части польского народа проводилось поголовное уничтожение евреев.
 
В июне 1940 года, в порядке выполнения этого наказа, утверждённого самим Гитлером, на болотистой местности вблизи г. Кракова был создан лагерь истребления Освенцим. За время его существования туда были свезены миллионы евреев и поляков. Вслед за Освенцимом срочно построили ещё два лагеря: один вблизи городка Майданек, другой – в предместьях Треблинки. Последний стал своеобразным эталоном современного концентрационного лагеря уничтожения людей, так сказать, образцом для подражания. Наибольшего размаха массовые убийства людей в концлагерях достигли во второй половине 1943 года и в начале 1944 г. Наряду с селекцией, развернулась кампания по выявлению среди польского населения лиц с примесью 50 % немецкой крови и переселению их в Германию. Гиммлеровское расовое ведомство установило 4 категории лиц, подлежащих онемечиванию, в зависимости от количества немецкой крови и некоторых других расовых критериев, в зависимости от степени родства с человеком немецкой крови, «арийской» внешности и преданности немецким оккупационным властям. Онемечиванию подлежал совсем небольшой слой населения, не более 3 %. Остальные подлежали либо физическому уничтожению в концентрационных и рабочих лагерях, либо угону в рабство, для работы на нужды германской военной промышленности.  
Строжайшим образом преследовались связи между немецкими женщинами и поляками и польскими женщинами и немецкими мужчинами. Немцев и немок сажали в концлагеря, а поляков и полек, замеченных в связи с немецкими гражданами, просто вешали. Что касаемо, например, случая, когда немецкая женщина вышла в своё время замуж за польского офицера и родила от него троих детей, то её нужно поместить в концлагерь, а детей стерилизовать и передать на воспитание в один из детских домов рейха. Вообще, даже трудно себе представить, с каким садизмом Гиммлер и К°
 распоряжались польскими детьми.
  13 июня 1941 года Гиммлер писал гауляйтеру вновь созданной на польской территории области Вартегау Грейзеру: «Детей чистой расы следует отобрать у родителей и поместить в специальные детские сады и дома, где они получат образование. Родителям надлежит сказать, что всё это делается чисто из соображений здоровья».
   Когда до гестапо дошли слухи, что поляки прячут детей в домах для беспризорных, Гитлер отдал приказ распустить все подобного рода дома и подвергнуть детей соответствующей процедуре, чтобы установить, к какой категории отнести того или иного ребёнка.
     Итоги колонизации Польши весьма печальны. В общей сложности к 1943 г. у поляков было конфисковано 6 367 971 га земли. К немецким колонистам перешло 703 760 крестьянских дворов и хуторов. Все они стали собственностью немцев, в основном «фольксдойче», хлынувших из Германии по мобилизации гестапо. Всего их поселилось на польских землях более 500 тыс.
   Начальник Главной комиссии по расследованию гитлеровских преступлений в Польше Пшибыльский заявил, что из 2 078 дней гитлеровской оккупации не было ни одного дня без убийств и расправ, чудовищных по своей жестокости и цинизму. В расположенных на польских землях концлагерях было уничтожено, по сведениям комиссии, 6,7 млн. чел., из 7,2 млн. узников. Жертвами нацистов стали граждане 51 национальностей из 30 государств.
От автора. Кто не поленится, прочтите книгу полячки Северины Шмаглевской «Дым над
Биркенау», написанную очевидицей и жертвой лагерей смерти. Но, видимо, реальность была забыта и подвергнута остракизму.
   В январе 1985 г. в Варшаве состоялась торжественная сессия Варшавского народного Совета, посвящённая 40-летию освобождения польской столицы от фашистских захватчиков, на неё были приглашены представители многих стран, в т.ч. и Советского Союза. Опубликованные материалы даже спустя 40 лет после окончания войны потрясли воображение трагическими цифрами. Польша потеряла в ходе II Мировой войны 6 млн. своих граждан. В польской земле покоится прах 600 тыс. советских воинов, погибших в боях за избавление страны от фашистской неволи.
  Между тем, в своё время, некоторые воротилы немецкой промышленности выступали не только за сохранение на территории Польши военных заводов или объектов, но также за более лояльное отношение к жизни поляков. Не секрет, что многие гитлеровские ведомства рассматривали Польшу, как неисчерпаемый резервуар рабочей силы, вернее, дармового труда польских рабочих. Работники поставлены были в невыносимые условия и быстро умирали.
Что касаемо Гиммлера и руководства аппаратом насилия, то перед собой они поставили главную задачу: через сеть концлагерей убить как можно больше поляков, организовать скорейшее очищение жизненного пространства, уничтожить польскую интеллигенцию, удушить в зародыше любые признаки национального самосознания – в общем, устроить уничтожение Польши как государства, а поляков как нации. И с этой точки зрения Польша должна была служить полигоном для претворения в жизнь чудовищных предначертаний бесноватого фюрера и его главного полицейского – Гиммлера. Наработанный опыт гитлеровцы хотели распространить затем на весь Восток Европы.
В конце 1940 года число рабочих, насильственно угнанных на работу в Германию, достигло 350 тыс. чел. К концу оккупации Польши, к маю 1944 г., эти цифры достигли 2,8 млн. чел. Если иметь в виду продуктивное население, то этот показатель достиг 15 % населения.
Если дать классовое определение нацистскому террору в Польше, то это был государственный террор. Впервые практика геноцида в действиях оккупационной администрации, полицейского аппарата СС, СД, гестапо, полевой полиции и других карательных формирований стала обычным делом.
     Однако цифры в сводках, ежедневно поступавших в канцелярию РСХА, казались слишком низкими Гиммлеру и Гейдриху, Мюллеру и Кальтенбруннеру. Имеются десятки и сотни документов, в которых Гиммлер требовал увеличить число расстрелянных и замученных в концентрационных и, так называемых, рабочих лагерях. Меж тем, техника убийств совершенствовалась изо дня в день. Репрессии не терпели отлагательств. Гиммлер требовал истребления абсолютно всей интеллигенции, казни всех заложников и т.д.
Не секретом было в то время и то, что главная кампания нацистской Германии против Советской России ещё впереди. Победой над Россией должен был увенчаться первый этап завоевания мирового господства. Именно для этого и нужна была, в частности, «генеральная репетиция» такого свойства и такого масштаба, какая была проведена в Польше. То был, по планам гитлеровцев, практический урок не только по превращению чужеземцев в рабов арийской расы, но и превращению самих немцев в «сверхчеловеков», коим дозволено все, коих фюрер освободил от бремени человеческого – от ответственности и воли, от разума и даже от инстинкта самосохранения. В последующем это проявилось в огромных масштабах зверств и репрессий в отношении мирного населения Белоруссии, Украины, России. В Польше практически не было сопротивления основной части населения фашистам, однако это не спасло народ от уничтожения. Тем более у карательных структур в этом плане не было никаких сдерживающих факторов.
  
Как мы видим, Польше серьёзно не повезло. И в первую очередь, с правительством. Будучи, по своей сути, глубоко реакционным, оно вместе с тем жило хитроумными мечтами поживиться за счёт других стран при захвате Европы Гитлером. Уповая на помощь таких же, как и она сама, ненадёжных союзников – Англии и Франции, она надеялась всех перехитрить. И боялась при этом в общем-то, лояльного, по отношению к ней Советского Союза больше, чем Германии. Меж тем союзники Польши, обязавшись оказывать ей незамедлительную помощь в случае германской агрессии, вплоть до нападения Германии продолжали проводить свою старую политику оттяжек и недомолвок. По условиям франко-польского соглашения от мая 1939 г. Франция обязывалась на третий день после объявления всеобщей мобилизации начать против Германии военные действия. Начальник штаба, генерал Гамелен, сообщил, что Франция бросит против Германии от 35 до 40 дивизий. На деле оказалось, что у Франции хватило лишь решительности объявить войну Германии. В наступление на пятнадцатый день войны они не перешли, а войска оставили на линии Мажино. Что касается англичан, то консерваторы по рождению, а хитромудрые до безумия, они направили на континент 4 дивизии к 15 октября 1939г., когда, по сути, Польша была уже разгромлена. При «соприкосновении» с немцами погиб один (1)!? английский солдат. Исполняя «союзнические обязательства» англичане приютили в Лондоне позорно сбежавшее польское правительство Рыдз-Смиглы. Зато польские солдаты дрались храбро, с большим упорством и ожесточением. Но силы были неравны. По определению английских историков, самая сильная в мире французская армия, против которой стояло всего 26 плохо отмобилизованных германских дивизий, спокойно отсиживалась за укреплениями из стали и бетона, в то время как храбрый, до донкихотства, союзник – Польша, истекая кровью, был уничтожен.
Сегодня новые, но не менее продажные и ангажированные польские политики постарались напрочь забыть, что на Нюрнбергском процессе в 1945 году ведущие немецкие генералы единодушно заявляли, что успех Германии в «польской кампании» можно объяснить лишь бездеятельностью западных союзников Польши. Сам генерал Гальдер сказал, что успех в Польше стал возможен только благодаря тому, что Германия полностью оголила свои западные границы. Если бы Франция в момент германо-польской войны решилась форсировать Рейн, она бы без препятствий дошла бы до Берлина. Ведь у Франции и Англии совместно было 100 дивизий. Вести войну при таком раскладе ещё мог бы лишь отчаянный авантюрист, каким и оказался Гитлер. Он рисковал и очень сильно. Но, зная гнилую суть правительств Англии и Франции, он был уверен: никто из них не кинется на выручку Польше. Их цель – открыть беспрепятственную дорогу Гитлеру на восток, Nah Osten. Ради этой цели Франция через год расплатится своей свободой, а Англия будет нести неисчислимые людские потери, как на море, так и на суше. Увы, в политике надо за всё платить. А за подлость западных политиков Советский Союз расплатился 30 миллионами своих граждан, не только отстояв свободу своей страны, но и освободив Европу от фашистского порабощения. Неизвестно, какова бы была судьба всего мира, если бы не Советский Союз. 

И вновь Польша – отчаянный игрок на международной арене. На сей раз она играет чужим ядерным оружием, размещаемым на своей территории. Если и теперь серьёзно заиграется, то сгорит в адском пламени ядерной войны. ВСЯ, без остатка. За чьи только интересы на сей раз, погибнут миллионы поляков? Все, до одного???
 
 
 Публикуется с личного разрешения автора

Комментариев нет:

Отправить комментарий